экономика

Каждый за себя

На смену глобализации, утверждают ученые, в мировой экономике приходят протекционизм и санкции. С 90-х годов международная торговля растет гораздо медленнее ВВП, все больше ресурсов страны используют внутри своих экономик.

С какими структурными проблемами сталкивается сегодня мировая экономика? Что за трансформации переживает международная финансовая система? В чем значение энергоресурсов для экономической устойчивости? Эти вопросы обсудили участники круглого стола, где была представлена коллективная монография «Мировая экономика в период больших потрясений». Разговор состоялся на площадке международного мультимедийного пресс-центра «Россия сегодня».

Рывок в виде исключения

Монография, сообщил руководитель департамента мировой экономики НИУ ВШЭ Игорь Макаров, подготовлена коллективом из 18 авторов, включая зарубежных, представляющих разные научные учреждения.

Два десятка глав сгруппированы в четыре раздела. Они затрагивают структурные проблемы мировой экономики, международную финансовую систему, социальное развитие современного мира и роль в этом государства. Четвертый раздел посвящен устойчивости мировой экономики, включая ресурсную базу и энергетику.

Монография готовилась не один год. Так что под большими потрясениями, уточнил ученый, понимался кризис 2008–2009 годов. Период десятых годов нынешнего века и описан.

Речь идет о смещении акцента с экономического роста к фактору устойчивого развития, внедрении цифровизации, четвертом энергетическом переходе, так называемой зеленой трансформации экономики, а также росте неравенства между бедными и богатыми странами.

— На это накладываются шоки 2020–2022 годов, связанные с пандемией новой коронавирусной инфекции, а затем и с началом российской спецоперации на Украине, — отметил Игорь Макаров.

— Книга не совсем простая, но для многочисленных образованных людей в России доступная, — отрекомендовал монографию научный руководитель департамента мировой экономики НИУ ВШЭ, профессор Леонид Григорьев. — Мы показываем те затяжные болезни, которые обострились с период пандемии и других кризисов.

Развитие мира, продолжил он, колоссально за последнее время. Однако экономического сближения стран, уравнивания уровня жизни в них, как предрекали экономисты ранее, нет. Китай и Индия сделали рывок и этим несколько улучшили общую картину, но это, скорее, исключения. Пропасть между богатством и бедностью только углубилась.

Мировая торговля, вновь взял слово Игорь Макаров, хорошо преодолела пандемию, падение было всего на 9 процентов, за которым последовало быстрое восстановление. Но сейчас этот процесс тормозит колоссальный рост цен на все виды сырья.

Старая модель глобализации уходит в прошлое. С 90-х годов прошлого века международная торговля растет гораздо медленнее ВВП, что говорит о том, что все больше ресурсов страны используют внутри своих экономик.

— Свободная торговля перестала играть значимую роль. Она хороша для экономики в целом, но не очень хороша для определенных групп населения, — уточнил Макаров.

Мы вошли в период, когда протекционизм и санкции стали реальными регуляторными механизмами.

Пылесос для финансов

Если говорить о международной финансовой системе, вступил в разговор заместитель декана по научной работе экономического факультета МГУ Александр Курдин, ситуация осложняется. Но она все равно лучше, чем в кризис 2008–2009 годов. Именно тогда был накоплен достаточный опыт справляться с финансовыми кризисами.

При этом, если раньше донорами капитала были развитые страны, то сейчас идет отток капитала из развивающихся стран. А своеобразным пылесосом для финансов является экономика США.

Претерпела изменения и сфера социального развития. Демография, налоги, пенсии, напомнил Леонид Григорьев, неразрывно связаны. Нет молодых людей – нет высоких пенсий, потому что некому платить налоги. Это справедливо во все времена.

Но сегодня нет разрыва в доходах по Марксу между буржуазией и рабочим классом. В Германии квалифицированный рабочий порой зарабатывает весьма значительно. Зато увеличивается дистанция между верхними десятью процентами богатых и следующими за ними 20 процентами мелких служащих. Совсем уж бедным государства как-то помогают, а вот среднему классу – нет.

И в завершении об энергетике и экологии. Пик цен на энергоносители, отметил Александр Курдин, по крайней мере, если говорить о нефти, пройден. Но глобальный энергетический кризис влияет на межтопливную конкуренцию.

К концу нынешнего года, уточнил Игорь Макаров, проблема выбросов парниковых газов опять привлекает все больше внимания. При этом нужно помнить, что на страны Евросоюза приходится всего 8 процентов мировых выбросов. Как быстро они станут углеродно-нейтральными, не так важно. Основную роль здесь играют Китай и Индия. Про зеленую повестку никто не забыл. Возврата к углю стратегически не будет. Это временное явление – на год или два. Но время теряется.