экономика

Смена полюсов

События последнего времени недвусмысленно показывают: рынок энергоресурсов стремительно меняется. Почему растут цены на нефть и газ? Способны ли западные страны полностью отказаться от импорта энергоресурсов из России?

И насколько российская энергетика смогла адаптироваться к новым реалиям, учитывая масштабное санкционное давление со стороны Запада? В частности, какие отрасли топливно-энергетического комплекса (ТЭК) страны оказались наиболее зависимыми от иностранных технологий?

Текущей ситуации в сфере российского ТЭК и на мировых энергетических рынках была посвящена пресс-конференция председателя совета Союза нефтегазопромышленников России Юрия Шафраника. Она прошла на площадке международного мультимедийного пресс-центра «Россия сегодня».

Конфронтация вместо конкуренции

— За последние восемь лет произошли радикальные изменения. И главное из них следующее: из самого большого потребителя нефти и газа США стали не только самодостаточными, а стали потенциальным экспортером. Китай же за это время оказался главным потребителем энергоресурсов. Это как если бы экватор стал Северным полюсом, а Северный полюс – экватором. Это радикально изменило все, — образно описал текущую ситуацию Юрий Шафраник.

В 2010 году, напомнил он, США производили 1,5 миллиона тонн сжиженного природного газа (СПГ), а сейчас – около 80 миллионов. К 2025 году планируют перешагнуть за 200 миллионов тонн. Надо признать, что сланцевая революция, в успех которой многие не верили, удалась. И рынком для газа изначально была определена Европа. А там значительная доля принадлежала России.

Политика, продолжил Шафраник, изменилась. И не только энергетическая. Из партнеров наша страна превратилась для Штатов в конкурента. Отсюда и политические события последнего периода. Время, когда конкуренция была свободной и честной, прошло. Пришла конфронтация.

— Как ни считай, а трубопроводный газ в Европе на десятилетия вперед экономически выгоднее любого СПГ, — уточнил Юрий Шафраник.

А значит, Штатам надо было поднять цены так, чтобы производство их СПГ стало выгодным. Сделать это можно было лишь избавившись от поставок российского газа. Поэтому был избран путь откровенной конфронтации, граничащей с войной. И вот результат: цены выросли фактически на порядок. Европейцы теперь чуть ли не дерутся за поставки сжиженного газа.

Уйти с запада на восток

Интерес США понятен. А как же сами европейцы? Евросоюз заявил, что откажется от российского газа за три года. Им вообще это выгодно?

— Политическое решение объяснять экономическими аспектами невозможно, — ответил Юрий Шафраник. — Но в целом оно выполнимо. И нельзя сказать, что это никому не выгодно. Какой-то части финансового капитала происходящее с ценами выгодно. Тем, кто зарабатывает на поставках СПГ из Америки, тоже. Тем, кто вложился в так называемую зеленую энергетику, – тем более. Это испытание для потребителей, населения, производителей продукции с высокой энергетической составляющей…

Но процессы уже запущены и идут. Как по срокам? Может, и не три года, высказал свое мнение Шафраник, а пять. Но поставленная цель будет достигнута. А за ценой – в прямом и переносном смысле – тут не постоят.

Насколько наш ТЭК зависим от зарубежных технологий? Где наибольшие трудности? Эти вопросы в условиях нынешних западных санкций также выступили сегодня на передний план. Ряд принятых ранее в отрасли решений сегодня подлежат пересмотру.

— В свое время мы пошли по пути закупки новейших технологий и получили эффект, — пояснил Юрий Шафраник. — Мы закупали, ставили и производили. Кратчайший срок реализации давал быстрый результат. Тут нельзя кого-то корить. Но больше западных технологий не будет. И главный вывод сегодня: купил – ты от кого-то зависишь, произвел сам – возможно, кто-то зависит уже от тебя. Или, по крайней мере, ты самодостаточен.

В качестве положительного примера Юрий Константинович привел компанию «Татнефть». Она десятилетиями делала то, что считалась невыгодным. Выгодным считалось добыть и продать нефть-сырец. А «Татнефть» целенаправленно вкладывала деньги в химию – производство шин и другой продукции. И сейчас экспорт у нее небольшой, так что от западных санкций компания практически не зависит. А зарабатывает она на переделе, получая хорошую прибыль.

Вернувшись к теме утраченных теперь для нас западных технологий, Шафраник назвал телеметрию высокого уровня и оборудование для производства СПГ. С этим есть проблемы, их надо решать. Но самое, по его мнению, главное сейчас – сбыт. За этот год и следующий мы обязаны переложить экспорт с запада на восток.