экология

Сахалин уходит в ноль

Несмотря на сложную международную обстановку, заявленные нашей страной цели климатической политики сохраняются. Одним из ключевых событий здесь является Сахалинский эксперимент.

К концу 2025 года Сахалинская область хочет достичь углеродной нейтральности. Антропогенные выбросы парниковых газов в регионе должны стать меньше или равны поглотительной способности местных экосистем.

Вообще говоря, подобные усилия – это заказ государства? Или «зеленая» повестка выгодна самому бизнесу?

Ответить на эти вопросы взялись участники вебинара. Под эгидой Минэкономразвития РФ он прошел на площадке Центра стратегических разработок.

— Климатические проекты остаются актуальной темой для России. Это прежде всего заказ общества, заказ бизнеса на то, чтобы соответствовать не только международным стандартам и желанию продавать свою продукцию. Это, прежде всего, экологическая, социальная повестка, то есть желание людей жить в хороших городах, с хорошим климатом. И мы продолжаем эту работу и не сдвигаем, если говорить государственным языком, ничего «вправо», идем по тем же самым направлениям, — сообщил первый заместитель министра экономического развития России Илья Торосов.

Сахалинский проект, подтвердил он, запускается. По времени ничего не сдвигается. Сахалин – остров с закрытой экосистемой. Поэтому этот регион идеально подходит для эксперимента. На лучших международных стандартах создается необходимая инфраструктура.

Остается в силе и международная повестка по климату. Но прежде всего – это задача, которую нужно решать внутри страны. Есть план, есть понимание по каждой отрасли промышленности, как достигнуть поставленных целей.

Государство должно поддержать инфраструктуру и обеспечить необходимую законодательную базу. Бизнесу это нужно для конкурентоспособности при предстоящем переходе на безуглеродные источники энергии.

Причем, как отметила первый вице-президент Газпромбанка Наталья Третьяк, страны Азиатско-Тихоокеанского региона так же внимательно относятся к климатической повестке, как и Запад. Так что переориентация сбыта продукции на страны АТР ничего не изменит.

Что касается возобновляемых источников энергии (ВИЭ), то, подчеркнул Илья Торосов, нужно учитывать не их заявленную (читай – потенциальную) мощность, а реальную. А то не будет ветра и ветряки остановятся…

Глобальная климатическая повестка не изменилась, подтвердил директор климатической программы Всемирного фонда дикой природы Алексей Кокорин. Отдельная тема – лесоклиматические проекты.

— Перспективы лесоклиматических проектов в России есть, — прокомментировал он — но только в том случае, если они экологически и социально безупречны. Важно, чтобы компании не только снижали выбросы, но занимались адаптацией к климатическим изменениям. При этом такая работа эффективна, если бизнес учитывает изменения климата не только в части своей инфраструктуры, но помогает адаптироваться к изменениям климата людям, проживающим в регионе присутствия компании, и ведет природоохранные проекты с учетом процессов глобального потепления.

К шестидесятым – семидесятым годам, напомнил Алексей Кокорин, большинство стран дали обещание достигнуть углеродной нейтральности – баланса между выбросами СО2 и поглощением парниковых газов. Причем каждый должен достигнуть этого на своей территории. Так что промышленно развитым странам сделать это будет сложнее. Но такие планы приняты.