арктика

Не Бофорт, так Линкольн

Перспективы разработки арктических месторождений, развитие Северного морского пути и задачи международного сотрудничества в нынешних непростых геостратегических условиях.

Ключевые проблемы приполярного региона обсудили участники пресс-конференции, которая прошла на площадке международного мультимедийного пресс-центра «Россия сегодня».

Почти Средиземноморье

Политика нашей страны, отметил заведующий кафедрой политологии и политической философии Дипломатической академии МИД Сергей Жильцов, направлена на решение ряда задач, имеющих международное значение. Однако в силу сложившихся обстоятельств сейчас сотрудничество на площадке Арктического совета фактически приостановлено.

Освоение ресурсов региона также играет огромную роль в планах нашей страны. Еще одна важная цель – решение социально-экономических задач местного населения.

Сегодня, взял слово руководитель группы исследований политики США и Канады в Мировом океане Центра североамериканских исследований ИМЭМО имени Примакова РАН Павел Гудев, нашим стратегическим деловым партнером стал Китай. Однако наши интересы в Арктике во многом разнятся. Скажем, у нас национальный уровень правового регулирования судоходства по трассе Севморпути, а Китай за свободу мореплавания в этом районе. Впрочем, как и США…

В остальном же у нас с американцами объективно много общего. Потому что мы соседи по Ледовитому океану, и с этим ничего не сделаешь. При любой крупной аварии на танкере или на шельфовом месторождении пострадают все прибрежные страны.

Была, напомнил Павел Гудев, в свое время даже такая концепция: Арктика – это подобие северного Средиземноморья. Чужим здесь не место. Но сегодня ее, наверное, сложно будет реализовать.

— Конфликты и противоречия в Арктике существуют. И их достаточно много, — продолжил Гудев. — Скажем, программа строительства ледоколов запущена в США. Береговая охрана планирует получить 6 ледоколов разных классов. Это позволит американцам занять более активную позицию в приполярном регионе.

Куда пойдут грузопотоки

Но не надо думать, что все сводится только к некому противостоянию наших двух стран. Ситуация более сложная. Скажем, есть неурегулированный конфликт между США и Канадой в море Бофорта. А это очень богатый ресурсами регион. Так что определение линии разграничения морских пространств там имеет очень большое значение. Еще один потенциальный конфликт – между Канадой и Гренландией в море Линкольна.

Добавим сюда естественный конфликт интересов арктических и неарктических государств. А статус Шпицбергена? Норвегия ограничила археологические изыскания на архипелаге, не хочет, чтобы Россия обнаружила там следы присутствия поморов. В Баренцевом море также сталкиваются интересы рыбаков, транспортников, военных моряков и экологов.

Журналисты поинтересовались ролью Севморпути в непростых условиях антироссийских санкций.

— Прогнозировать международные грузопотоки сегодня очень сложно. Большая часть загрузки СМП – это каботаж. Россия развивает прибрежную инфраструктуру своих северных регионов, — ответил Сергей Жильцов.

Впрочем, по мнению эксперта, вывоз сырья и сегодня имеет потенциал. Несмотря на санкции, наши нефть, газ и даже уголь достаточно активно закупаются. Другое дело, что направление грузопотоков может кардинально измениться.

Еще один вопрос касался возможного негативного влияния развития судоходства, особенно танкерного флота, на экологическую ситуацию в Арктике.

Восемьдесят процентов загрязнения морской среды, напомнил Павел Гудев, приходится на источники, находящиеся на суше. Так что с точки зрения экологии потенциально опасно не столько само судоходство, сколько береговая инфраструктура, которую и надо развивать и модернизировать, чтобы свести к минимуму негативное воздействие на природу.