экология

Крах «зеленой» повестки

В прошлом году в большинстве стран еще сохранялись серьезные ограничения, связанные с пандемией коронавируса. Но мировая экономика начала быстрое восстановление. На это потребовались дополнительные энергетические ресурсы.

Какие же секторы в этой сфере росли быстрее других? Газ прибавил 4,6 процента, нефть – 6 процентов. А чемпионом топливных олимпийских игр оказался… старый добрый уголь. Его потребление в мире в прошлом году выросло аж на 9 процентов!

Старый добрый уголь

Подождите, а где же «зеленая» повестка, которой тот же Евросоюз так активно размахивал все последние годы? Где энергопереход на возобновляемые источники энергии? Где обеспокоенность по поводу потепления климата? Оказалось, что в условиях экономических сложностей наиболее дешевое решение оказывается наиболее привлекательным.

Анализ текущей ситуации представила российская экологическая партия «Зеленые» в своем докладе «Международная экологическая политика: декларации и реальность». Его презентация прошла на площадке международного мультимедийного пресс-центра «Россия сегодня».

Кризис в российско-европейских отношениях, как было отмечено, показал, что Евросоюз невероятно легко изменяет своей же «зеленой повестке», в том числе и по проблеме изменения климата. Еще полгода назад на международном форуме в Глазго европейцы планировали сократить выбросы парниковых газов в атмосферу к 2030 году на 40 процентов и полностью прекратить использование каменного угля, а к 2050 году – достичь углеродной нейтральности. Теперь же ради замещения российских энергоносителей Евросоюз готов пойти на рост парниковой эмиссии.

— Брюссель активно препятствовал строительству новых газопроводов из России в Европу, одновременно причитая о большом количестве гораздо более «парникового» угля, который сжигается в Западной Европе. Если бы Евросоюз действительно боролся с глобальным потеплением и радел за декарбонизацию, он бы не препятствовал, а всячески помогал быстрейшему завершению и запуску «Северного потока – 2», — отметил председатель партии «Зеленые» Андрей Нагибин.

— Рост потребления угля, — подхватил тему заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач, — произошел не только в развивающихся странах, если брать терминологию холодной войны и 90-х годов. Не уверен, можно ли отнести к ним Китай, но, тем не менее, уголь обеспечивает свыше 50 процентов его энергетического баланса. При этом в Китае рост потребления угля составил порядка 5 процентов в прошлом году. А в Евросоюзе и Соединенных Штатах потребление этого вида энергоресурса по данным Международного энергетического агентства выросло на 15 процентов.

— И еще по поводу декарбонизации, которая была объявлена и которая пошла прахом: в Германии 32 тысячи ветряков, а из всего производства электроэнергии угольная генерация занимает около 25 процентов. Зимой 2021–2022 годов, когда были тяжелые погодные условия, ветряки не работали, солнечные батареи тоже не работали. И 40 процентов всей потребляемой в Германии электроэнергии составляла поставляемая из Франции электроэнергия с атомных станций, — добавил член Общественного совета Госкорпорации «Росатом» Олег Муратов.

Топливо вместо еды

— Попытаемся составить список видов энергии, которые не создавали бы парниковый эффект и были бы одновременно управляемыми и высококонцентрированными. Это значит, что конверторы этой энергии, проще называемые электростанциями, не имели бы циклопических размеров. Так вот, у нас останется только одна энергия – атомная, — взял слово эксперт по климатической политике Игорь Алабужин. — Это многим не нравится. И когда мир пойдет по пути декарбонизации, добровольно или вынужденно, то уровень цивилизации в определенной стране, в определенном регионе будет полностью определяться количеством атомных станций.

Между тем, в своей энергетической стратегии Евросоюз делает ставку на возобновляемые источники энергии. Речь, прежде всего, о ветровых и солнечных станциях. Но они, подчеркивают эксперты, отличаются повышенной ресурсоемкостью. На их создание уходит в несколько раз больше ресурсов – стали, цемента, меди, редкоземельных металлов и той же энергии, необходимой для производства всех комплектующих. По некоторым позициям этот разрыв исчисляется десятками раз.

Между тем человечество и так совершенно феноменальными темпами увеличивает потребление полезных ископаемых. Выполнение планов по энергетическому переходу в редакции Евросоюза вызовет резкое увеличение давления на природу, масштабы которого трудно даже представить.

Значительную роль в энергетической концепции Евросоюза также играет твердая биомасса. Мы привыкли называть ее просто дровами. Но все чаще для получения электрической и тепловой энергии используют топливные пеллеты.

Производство биомассы в энергетических целях, говорится в докладе, ежегодно субсидируется в странах ЕС на несколько миллиардов евро. В итоге биомасса составляет 60 процентов возобновляемой энергии Евросоюза и 11 процентов всего энергетического баланса.

Твердая биомасса включена в список возобновляемых источников энергии. Формально, конечно, это правильно. Но ее широкое использование, как было отмечено в докладе, привело к катастрофическим последствиям.

Ученые определили, что продолжается сокращение площади европейских лесов. А главное – ускорилось сокращение в них биомассы. Далеко не все выполняют обязательства по повторной высадке деревьев. Да и эти повторные посадки, как правило, не являются полноценной заменой уничтоженного леса. Следует добавить, что выбросы парниковых газов на единицу произведенной энергии у твердой древесины – как у низкосортного угля. То есть вдвое выше, чем у природного газа.

Ставка на биотопливо стала причиной еще одной серьезной социальной проблемы. С начала нынешнего века активно субсидируется выращивание сельскохозяйственных культур для дальнейшей переработки их в добавки к автомобильному топливу. Это привело к тому, что на значительных посевных площадях теперь выращивается не еда, а топливо, создавая потенциальную угрозу голода для растущего населения.