экология

Потепление — не катастрофа?

Земля и Луна находятся так далеко от Солнца, что относительно малым расстоянием между планетой и спутником можно пренебречь. Почему же климатические условия на них такие разные?

Дело в том, что климат – это не просто температурный эффект от потока лучистой энергии Солнца, а сложная система, которая зависит от наличия атмосферы и ее газового состава.

Мировые климатические проблемы, включая популярную в последнее время тему глобального потепления, ученые обсудили за круглым столом, организованным пресс-центром «Россия сегодня».

Парниковый эффект или заговор политиков?

— Погода и климат – суть одно и то же. Но погода – это процессы, которые развиваются в течение дней, а климат – процессы, меняющиеся в течение десятилетий, столетий и даже миллионов лет, — начал разговор президент Российской академии наук Александр Сергеев.

— Погода – это набор метеопараметров. А климат – средняя погода за большой промежуток времени, — уточнил заместитель директора Института вычислительной математики, профессор Андрей Грицун.

На климат, продолжил он, влияют солнечная активность и другие факторы, включая антропогенное воздействие. Все вместе это дает определенный набор погоды в конкретных местах, в конкретное время.

Предсказать погоду на пять-семь дней вперед практически невозможно. Так можно ли предсказать климатические изменения на десятилетия и столетия?

Ученые с уверенностью утверждают, что можно. Как отметил заместитель директора Института физики атмосферы РАН, член-корреспондент РАН Владимир Семенов, соответствующие модели созданы, они показали достоверные результаты, на основе которых можно делать весьма точные прогнозы о будущих изменениях климата.

И что же с ним происходит? Грядет ли потепление? И если да, то что является причиной?

Владимир Семенов напомнил о муссируемых сейчас теориях заговора. Первая: климатическую повестку раздули с политической целью, чтобы поддержать господство экономик развитых стран и сдержать развитие экономик стран-конкурентов. Но это, подчеркнул он, полная ерунда. Разработка моделей изменения климата началась достаточно давно. Она не имеет никакого отношения к современным политическим процессам.

Советский академик, климатолог Михаил Будыко, поддержал коллегу Александр Сергеев, еще в семидесятые годы прошлого века предсказал глобальное потепление.

Вторая теория, продолжил Владимир Семенов, заключается в том, что климатологи, заявляющие об антропогенном воздействии, работают против интересов России, потому что мы энергетическая держава. Но это, пояснил он, тоже неверно.

— Ученые пришли к выводу, что именно выбросы парниковых газов в процессе антропогенного воздействия на планету приводят к нагреву планеты. Тут спорить не о чем, — подчеркнул Владимир Семенов.

Больше народа – больше углерода

Все последние сто лет планета разогревалась. Глобальная температура росла скачками – вверх и вниз, но в целом поднялась на 1,3 градуса за столетие. Причем в высоких широтах потепление идет быстрее. Так, в России температура выросла на 2 градуса. Наша страна и сейчас идет с опережением.

Были ли раньше подобные изменения? За последние две тысячи лет температура опустилась на один градус. А нагнали мы этот градус, как уже было сказано, всего за сто лет. И все за счет выбросов парниковых газов.

На планете, напомнил Владимир Семенов, сейчас живет 8 миллиардов человек. Тысячу лет назад жило 400 тысяч. Общество влияет на климат, а климат влияет на общество. В России 65 процентов территории занимает вечная мерзлота, которая сегодня начинает оттаивать. И это может разрушить всю существующую инфраструктуру.

Что же делать? Существуют, отметил научный руководитель Института глобального климата и экологии, профессор Сергей Семенов, два очевидных решения: снижать концентрацию парниковых газов или приспосабливаться к последствиям глобального потепления. Скажем, если пойти по второму пути, когда вскоре климат в Москве станет таким, как сейчас в Майами, разве мы же выживем? Но кое-что в образе жизни и городской инфраструктуре придется изменить.

Ну а первый вариант – та самая «зеленая» повестка со снижением углеводородного следа. Однако, как уже стало понятно, резкий переход на возобновляемые источники энергии невозможен и чреват серьезными последствиями для экономики.

— Плюс полтора или два градуса – это не внутренние пороги устойчивости климатической системы. Это то, что было согласовано правительственными делегациями в 2015 году, когда заключалось Парижской соглашение. Да, это не было взято просто с потолка. Есть отрицательные эффекты, которые возникают при превышении этих порогов. Но это совершенно никак не тянет на глобальную катастрофу, — резюмировал Сергей Семенов.

Для России, по мнению Владимира Семенова, от глобального потепления будут и явные положительные моменты. Скажем, открытие Северного морского пути от льда позволит более интенсивно развивать судоходство в Арктике.