экология

Не жара, так потоп

Климат затрагивает все сферы жизни человека. Грядущее техногенное глобальное потепление – это реально? Как развивается международное сотрудничество по снижению выбросов парниковых газов? Что делается для этого в нашей стране?

Ответам на эти вопросы была посвящена онлайн-конференция специального представителя президента России по вопросам климата Руслана Эдельгериева. В частности, без внимания не осталась и тема сохранения экологического баланса в Арктике.

— Всемирная метеорологическая организация ООН опубликовала обзор смертности и экономических потерь от экстремальных климатических явлений за последние пятьдесят лет. Наводнения и запредельно высокая температура воздуха обошлись человечеству в два миллиона жизней и три триллиона евро. Эксперты ООН оценили темпы глобального потепления в полтора градуса к 2030 году. Можно повернуть этот процесс вспять?

— Согласно научным расчетам с весьма высокой долей вероятности к концу этого века температура на планете будет выше примерно на 1,0–1,8 градуса. Это при сценарии с очень низким выбросом парниковых газов. Если же их выбросы сохранятся на нынешнем уровне, температура повысится на 2,1–3,5 градуса. При втором сценарии последствия будут очень серьезными. Поэтому необходимо в диапазоне с 2030-го по 2050-й год радикально снизить выбросы. Но при этом на декарбонизацию экономики придется направить весьма значительные ресурсы.

— Россия – энергетическая держава. Нам сложно перестроить всю национальную экономику в новом направлении?

— Углеродное топливо пока необходимо. Бросаться в омут и резко переходить на возобновляемые источники энергии – это точно не для нашей страны. На начальном этапе мы должны заняться энергоэффективностью и снижением энергоемкости нашей экономики. Там есть над чем работать. Только за счет этого мы могли бы существенно снизить выбросы парниковых газов.

— На Сахалине заявлен эксперимент по достижению углеродной нейтральности. Готовы ли другие регионы к нему присоединиться?

— Я считаю, что к углеродной нейтральности как раз и должен быть региональный подход. Я знаю, что есть другие желающие – Калининградская область, Алтай, еще несколько территорий. А затем уже надо будет переходить к индустриально развитым регионам, где потребуется серьезное технологическое перевооружение.

— У России есть перспективы в области водородной энергетики?

— В начале августа принята концепция развития водородной энергетики. Она предусматривает меры поддержки. Рассматривается производство водорода с помощью электроэнергии, вырабатываемой на атомных и гидростанциях. К 2035 году планируется довести экспорт водорода до двух миллионов тонн. Предусмотрено создание трех производственных кластеров по производству водорода, направленных на его экспорт в Европу и Азию, а также для снижения нагрузки на Арктическую зону России. Так что наша страна здесь идет в ногу со временем.

— Продолжая тему Арктики: как вы оцениваете работу по защите природы и сохранению экологического баланса в этом регионе?

— Есть понимание, что экосистема Арктики очень хрупкая и трудно восстанавливаемая. Я предложил наладить диалог в рамках Арктического совета на уровне спецпредставителей глав государств и правительств по вопросам изменения климата. В формате этого диалога можно обсуждать темы экологии, климата. В частности, выбросы метана, трансграничный перенос черного углерода.

— С 2023 года ЕС вводит углеродный налог на импортную продукцию, производство которой сопровождалось большими выбросами парниковых газов. Каковы подходы России к уплате углеродного налога?

— Наша позиция понятна: в таком виде мы этот корректирующий механизм не поддерживаем. Но не реагировать на него нельзя. Одной Европой дело не ограничится. Сегодня о желании ввести углеродный налог заявили США, Канада рассматривает его введение, Южная Корея. Есть инициатива Всемирного банка о внедрении глобального углеродного налога. России однозначно необходимо разработать и применять различные инструменты для защиты своих компаний и своей внешней торговли.

— Как идет подготовка к 26-й сессии Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата, которая откроется в Глазго 31 октября?

— Подготовка идет серьезнейшим образом. На сегодня есть понимание нашей позиции. Но единая позиция всех сторон пока не сформулирована. Работа ведется. Конференция определит вектор движения в этой сфере.