энергетика

Экзотика или реальная альтернатива?

Освоение Арктики требует значительных энергоресурсов – как для развития промышленного производства, так и для жизнеобеспечения городов и поселков в условиях экстремально низких температур.

Какие же источники выбрать для производства столь необходимой энергии? Эту тему эксперты в конце минувшей недели обсудили на заседании дискуссионного клуба Лаборатории устойчивого развития Проектного офиса развития Арктики.

Что токсичнее – еще вопрос

Энергосистема Мурманской области, напомнил главный ученый секретарь Кольского научного центра РАН Алексей Карпов, представлена на сегодня Кольской АЭС и несколькими каскадами гидростанций. Это электрогенерация. Тепло вырабатывается на ТЭЦ и многочисленных котельных.

По мнению Карпова, внедрять возобновляемые источники энергии необходимо. Уже сегодня компания «Энел Россия» строит в регионе ветропарк на 201 мегаватт электрической мощности.

Для нашей страны энергия ветра пока еще экзотика. В Германии ее производство поставлено на поток. Да, это так называемая зеленая энергетика. Но, напомнил ученый, в связи с подорожанием газа в той же Германии опять заговорили об атоме.

В атомной энергетике высокий КПД, отлажены производство и схемы утилизации отработавшего ядерного топлива и радиоактивных отходов. На другой чаше весов – страх людей перед атомом. Люди боятся тех же радиоактивных отходов. Но почему тогда не говорить об утилизации аккумуляторов от электромобилей? Это может стать серьезной проблемой в ближайшем будущем. И еще неизвестно, что более токсично – отходы мирного атома или отработавшие свой срок элементы питания.

— Во всем есть плюсы и минусы. Альтернативные источники энергии имеют прекрасные показатели в плане безопасности. Но я вижу их исключительно как резервные, — подытожил Алексей Карпов.

Водород хорош, да хлопотно возить

Энергетика нашего края, уточнил советник руководителя Кольского научного центра РАН Владимир Маслобоев, и сегодня имеет не очень большой углеродный след. Примерно 35 процентов в общем объеме производства электроэнергии занимает гидрогенерация.

Есть перспективы и с точки зрения развития возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Так, в западной части полуострова дуют сильные ветра, а вдоль побережья есть места, пригодные для постройки приливных электростанций. Однако есть одно неприятное «но»: электроэнергии у нас и так более чем достаточно.

Наше больное место – ЖКХ, а точнее – теплоснабжение. В регионе работают Мурманская и Апатитская ТЭЦ, а также 130 мазутных и угольных котельных.

А вот электроэнергию тому же «Энел Россия» у нас девать некуда. Поэтому уже подписано соглашение с Роснано по созданию пилотного производства водорода, который будет поставляться в Евросоюз. Речь примерно о 55 миллионах долларов в год.

Кстати, водород считается сейчас наиболее перспективным топливом. По некоторым оценкам, к 2050 году за его счет будет покрываться до четверти мировых топливных потребностей. У нас в стране уже определены основные его производители – Росатом, Газпром и Новатэк. В ближайшее десятилетие, считают эксперты, Россия сможет обеспечить от 10 до 15 процентов мирового экспорта водорода.

Но и тут, по мнению Маслобоева, есть ложка дегтя. Главная проблема – транспортировка водорода к месту потребления и его дальнейшее хранение.

— Хранение и транспортировка водорода очень сложны, потому что его молекулы очень маленькие. Они охрупчивают все материалы, включая сталь, никелевые и титановые сплавы за счет образования гидридов, — пояснил ученый.

Правда, по оценке Газпрома, до 20 процентов водорода можно примешивать в магистральных трубопроводах к природному газу. В новых ветках, том же «Северном потоке», – до 70 процентов.

Еще один выход – связать водород с азотом, получив аммиак. Технологии работы с ним давно отработаны. Аммиак сам по себе хороший источник топлива для морского судоходства. Также он может использоваться и как способ транспортировки водорода.

Шалость пока не удалась

Большую лепту в загрязнение воздуха арктических городов, подчеркнул заместитель руководителя Центра компетенций НТИ по направлению «Технологии создания новых и портативных источников энергии» Алексей Паевский, вносит транспорт. Так что на водород, по его мнению, надо, прежде всего, переводить общественный городской и железнодорожный подвижной состав.

Переход на возобновляемые источники энергии, подчеркнул профессор МГУ Сергей Никоноров, признан одной и целей устойчивого развития. Многие страны поставили задачу к 2050 году довести их долю до 50 процентов. Евросоюз уже к 2020 году добился снижения выбросов углекислого газа на 20 процентов и довел долю ВИЭ до все тех же 20 процентов. В Скандинавских странах эта доля равна 35–45 процентам.

В России ВИЭ, по данным профессора, составляют менее одного процента! Нужна, уверен Никаноров, стратегия низкоуглеродного развития энергетики страны. Для снижения энергоемкости производства необходимо внедрять передовые технологии, а также развивать собственно ВИЭ.

Возобновляемые источники энергии, по мнению советника по энергетике экологического объединения «Беллона» Семена Калмыкова, зачастую воспринимаются у нас как некая шалость. И шалость эта, похоже, нам пока не удалась. Те же ветропарки строят, скорее, как имиджевые проекты. Ситуацию, считает эколог, необходимо менять, ВИЭ должны восприниматься серьезно.