экология

Куда ведет углеродный след?

С 2023 года ЕС вводит углеродный налог на импортную продукцию с большими выбросами парниковых газов. Он может затронуть около 40 процентов российского экспорта.

Сокращение выбросов углекислого газа за счет использования источников энергии с низким содержанием углерода называется декарбонизацией. Она позволяет снизить выброс парниковых газов в атмосферу. Этой теме был посвящен круглый стол, организованный Фондом развития цифровой экономики и Forum.Digital.

Для нашей страны ЕС – ключевой рынок сбыта. По данным Федеральной таможенной службы, 41,7 процента российского товарооборота приходится на страны Европы.

Трансграничный углеродный налог ЕС станет серьезным вызовом для российских экспортеров, поскольку затронет в первую очередь нефть, газ, уголь и металлы – ключевые экспортные товары страны. В прошлом году на них пришлось две трети всех товаров в стоимостном выражении, экспортируемых в Европу. По некоторым оценкам, дополнительная нагрузка на российских экспортеров может составить от трех до пять миллиардов долларов в год.

— Какие штрафы нас ждут – очень узкая постановка вопроса, — отметил генеральный директор компании «Орбита Капитал Партнерз» Евгений Кузнецов. — На самом деле проблема значительно шире. Шире и наш масштаб проблем. В России недооценивают роль выбросов углекислого газа и скорость потепления климата. Американцы и китайцы рассчитывают гонять корабли через Северный полюс уже на горизонте 2035 года. Минуя российские экономические воды и тем более Севморпуть.

Нынешнее потепление климата, по мнению Кузнецова, – крупнейший риск для ключевых экосистем мира. Вся южная Европа может стать пустыней. Поэтому сейчас принимаются решительные меры для предотвращения этого. Задача ставится радикально: в три раза снизить выбросы углерода. А это повлечет изменение всех ключевых индустрий, включая строительство, транспорт, выработку тепла и электроэнергии.

— На наших глазах образуется новая отрасль экономики, которая занимается углеродным следом и проблемами декарбонизации. С этим столкнутся все крупнейшие производители и экспортеры. Вводимый в ближайшее время налог на углекислый газ неминуемо ляжет на всех, — отметил член совета Фонда развития цифровой экономики Максим Черешнев.

В борьбе с углеродным следом объединились три мировых экономических лидера: США, Китай и Евросоюз. Причем уровень требований к экологичности экономики – своей и чужой – у них постоянно растет. Если ничего не делать, вся российская экономика через пару десятилетий рискует стать «неправильной».

По самому консервативному прогнозу, продолжил Евгений Кузнецов, к 2030 году половина производимых автомашин будет электрической. По оптимистическому – 80 процентов. В Норвегии уже сейчас этот показатель равен 50 процентам, в Европе в целом – 25 процентам. А автомобили – это 44 процента мирового потребления нефти!

В Британии выработка чистой энергии сравнялась с производимой из ископаемых видов топлива в 2019 году. В Европе в целом этот показатель был превышен в прошлом году.

— Все это делает нас отстающими в процессе разворота мировой экономики. Это ключевой вызов, с которым сегодня сталкивается наша страна. И мы должны быть готовы к изменениям, — резюмировал Евгений Кузнецов.

Спрос на нефть может сократиться вдвое до 2040 года. Спрос на газ будет сильно падать. На уголь – уже резко падает и все к тому же 2040 году может сократиться в 2,5 раза.

Сейчас вырабатываются инструменты давления на страны, которые не хотят следовать экологическому курсу. Зеленая политика из права государства превращается в требование.

— Обвинять в проблемах климата только нефтяную отрасль будет однобоко. Идет столкновение политических и экономических моделей хозяйствования. Мы находимся в этом процессе. И у нас достаточно ресурсов возможностей и интеллектуального потенциала, чтобы решить возникающие проблемы, — сказал президент группы компаний «САЛЮС» Егор Иванков.