росатом

Радиоактивный мусор или ценное сырье?

Транснациональная группа «Urenco» заключила с АО «Техснабэкспорт», дочерней компанией Госкорпорации «Росатом», сделку о возобновлении транспортировки обедненного гексафторида урана (ОГФУ) из Германии в Россию.

Ввоз в страну ядерных материалов из Европы поставил перед экологами важный вопрос: «ОГФУ – это радиоактивные отходы или полезный ресурс?»

На суд общественности

Общественный совет госкорпорации «Росатом» внимательно следил за ситуацией. Была создана специальная рабочая группа, куда вошли ученые и общественные деятели. На почти двух десятках встреч они обсудили со специалистами все возникшие вопросы.

Итогом многомесячной работы стал доклад экологического правового центра «Беллона» и комиссии по экологии общественного совета: «Обедненный гексафторид урана: современная ситуация, вопросы безопасного обращения и перспективы». Недавно его вынесли на суд общественности.

— Мы хотели ликвидировать дефицит знаний в области обращения с ОГФУ, который есть в обществе. Мы постарались рассказать об ОГФУ как можно проще и ответить на наиболее часто встречающиеся вопросы, — подчеркнул на презентации доклада генеральный директор ЭПЦ «Беллона», руководитель комиссии по экологии общественного совета ГК «Росатом» Александр Никитин.

Побочный сын обогащения

Обедненного гексафторида урана (его химическая формула – UF6) в мире накоплено более двух миллионов тонн. Около миллиона (считай – половина) из них находятся на территории России. Кстати, в ГК «Росатом» разработана специальная программа безопасного обращения с ОГФУ, которая позволит планомерно ликвидировать его запасы к 2057 году.

ОГФУ – побочный продукт процесса обогащения природного урана, прозванный некоторыми экологами «урановым хвостом».

— Большинство ядерных реакторов используют в качестве топлива обогащенный уран. Он состоит из трех природных изотопов, но делящийся из них только один – Уран-235, — пояснил инженер-физик, член общественного совета ГК «Росатом» Олег Муратов.

Чтобы обогатить уран, используется ряд специальных технологий. Но в любом случае нужно перевести закись-окись урана в газообразное состояние. А единственным соединением, которое переходит из твердой фазы в газообразную, минуя жидкую, как раз и является гексафторид урана.

В результате получаются обогащенный уран, который используется в качестве ядерного топлива, и его обедненный собрат. ОГФУ отличается от гексафторида природного урана изотопным составом. В частности, низким содержанием изотопа Уран-235. Его радиоактивность в пять-семь раз ниже.

Тем не менее, обедненный гексафторид урана относится к ядерным материалам. То есть материалам, содержащим или способным воспроизвести делящиеся ядерные вещества и подлежащим государственному учету и контролю на федеральном и ведомственном уровнях.

Обедненный, но ценный

— ОГФУ не представляет никакой радиоактивной опасности. Но это химически токсичное и очень едкое вещество, требующее определенных условий для перевозки и хранения, — подчеркнул Олег Муратов.

Гексафторид урана вызывает тяжелое отравление и разъедает любую живую органику с образованием химических ожогов. При обращении с ним необходимо обеспечивать промышленную безопасность производства, хранения и транспортировки как для химических производств.

Он отнесен к веществам I класса опасности. Хранят его в стальных контейнерах с толщиной стенки 16 миллиметров, которые предварительно проходят испытания на прочность и воздействие высоких температур.

ОГФУ – ядерный материал. С помощью современных газоцентрифужных технологий, которыми располагает Россия, его можно использовать для повторного обогащения. После дообогащения ОГФУ уже почти и не радиоактивен.

По мнению специалистов – это ценное сырье. Оно имеет привлекательную стоимость в сравнении с мировой ценой на природный уран и используется при изготовлении топлива для АЭС.

— При наличии соответствующих технологий обогащать ОГФУ оказывается выгодным. Там, где эти технологии уже существуют, а у России они есть, имеет смысл это делать, — подтвердила эксперт ЭПЦ «Беллона», кандидат экономических наук Ксения Вахрушева.

— Сама по себе деятельность по работе с ОГФУ не является новой. Его повторное использование многократно сокращает затраты на всю инфраструктуру, связанную с производством гексафторида урана, — отметил член общественного совета ГК «Росатом», ведущий научный сотрудник Института промышленной экологии Уральского отделения РАН Алексей Екидин.

Что имеем в сухом остатке

— Хранение обедненного гексафторида урана в разы дешевле хранения отработанного ядерного топлива. Рынок этот очень спекулятивный. Возможность дообогащения ОГФУ, которая у нас есть благодаря уникальным российским технологиям, дает нам необходимый запас прочности. Она помогает нам осуществлять те поставки, которые мы выполняем ежегодно для наших западных заказчиков. Нужно понимать, что урановых месторождений в России очень мало, их сырье дорого. Поэтому ОГФУ очень важен, — отметил представитель АО «Техснабэкспорт» Олег Козин.

Выясняя статус ОГФУ, считают авторы доклада, необходимо учитывать и заключения экспертов Международного агентства по атомной энергии (ISBN 92-64-195254, 2001), согласно которым ОГФУ не является радиоактивным отходом и рассматривается в качестве полезного энергетического ресурса – дополнительного источника урана и фтора.

— Основной спор, который ведется: ОГФУ – это радиоактивный отход или ресурс, который можно использовать. Можно сказать однозначно, что он является ресурсом. Радиоактивные отходы – это неподлежащие дальнейшему использованию вещества и материалы. И ОГФУ не может по определению к ним относиться. Так что российские законы при перемещении его на территорию страны, запрещающие ввоз радиоактивных отходов, не нарушаются, — резюмировал Александр Никитин.

Фото с сайта http://bellona-atom.tilda.ws