Горячие точки Арктики.

Опубликовано Опубликовано в рубрике арктика

«Арктика как полюс для привлечения зеленых инвестиций» – этой теме было посвящено заседание дискуссионного клуба Проектного офиса развития Арктики (ПОРА).

Зелеными инвестиции становятся тогда, когда вкладывающие деньги и реализующие проекты компании так или иначе вовлечены в процесс улучшения окружающей среды.

Не нефтью единой

Эксперты обсудили вопросы привлечения и поддержки частных инвестиций в Арктике, методы проектного финансирования ее промышленного освоения, а также возможность задействовать при этом экологическую составляющую.

Мир в целом и наша страна вместе с ним меняются, уверен директор арктического направления в Агентстве Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта (АНО АПИ) Дмитрий Фишкин. Все более будет востребована система государственного планирования при осуществлении проектов.

Человечество начнет уходить от нефти и газа к другим видам энергии. А это потребует и нового подхода к экономике в целом. Больший акцент сделают на малое и среднее предпринимательство, чувствительнее станет отношение к экологии. Это касается всего мира, не только приполярных территорий. Но Арктика может оказаться в этом процессе пилотным макрорегионом.

Большой прорыв на рынке зеленого финансирования в России отметила заместитель директора АНО «Институт исследований и экспертизы Внешэкономбанка», член общественного совета Минвостокразвития Юлия Зворыкина. Утвержден понятийный аппарат, будет создан национальный стандарт зеленого финансирования.

Проект в Девкиной заводи

В числе инициатив Зворыкина отметила проект создания «зеленого порта» Лиинахамари в Мурманской области, где будут использованы сразу несколько методов зеленого финансирования – как привлечение кредитов, так и выпуск бондов.

— Подобный проект может стать прорывным в новом подходе к Арктике, — подчеркнула она.

Природоохранная политика России в части сохранения экологического баланса арктических территорий требует создания инфраструктуры и возможностей по вывозу, переработке и утилизации отходов производства и жизнедеятельности в процессе освоения Арктики. Поэтому при проектировании морского терминала «Лиинахамари» инвесторы сосредоточились на реализации концепции «зеленый порт».

Этому поспособствует расположение терминала в бухте Девкина заводь – достаточно удаленной как от крупных населенных пунктов и центров производства, так и от особо охраняемых природных территорий и заповедников. Объект планируют обеспечить необходимыми площадями и инфраструктурой для организации комплексной переработки и утилизации отходов в рамках целевой задачи нулевого сброса.

Совместно с Минвостокразвития России и Внешэкономбанком прорабатывается возможность привлечения инвестиций в проект создания «зеленого порта» Лиинахамари путем выпуска так называемых зеленых облигаций, доходы от которых будут использоваться для финансирования проектов, благоприятных для окружающей среды. Объект должен работать в синергии с Северным морским путем.

Время заняться хвостами

Заместитель председателя Совета по изучению производительных сил Всероссийской академии внешней торговли Минэкономразвития России Анатолий Шевчук считает, что на сегодня утвержденной трактовки понятия зеленой экономики нет. Хотя именно она могла бы способствовать решению множества проблем – и региональных, и национальных.

По мнению Шевчука, нужен какой-то баланс между экономикой и экологией. И соответствующая модель сейчас в России только начинает выстраиваться. Скажем, Росавтодор впервые построил так называемый экодук для пропуска диких животных через оживленную магистраль. Вроде и частность, но достаточно знаковая.

Впрочем, есть и более весомые признаки того, что подходы меняются. О механизмах привлечения инвестиций в разработку техногенных месторождений в Арктике рассказал профессор Российского экономического университета имени Плеханова Иван Потравный. Техногенные месторождения – это те самые хвостохранилища, которые теперь, с появлением новых технологий могут быть востребованы. Накопленные отходы являются источником новой ресурсной базы. Начали с Якутии. Разработка таких рукотворных месторождений, в частности, позволит обустроить там инфраструктуру, построить дороги из неперерабатываемых отходов. Одновременно произойдет и рекультивация земель.

Миллиарды тонн отходов

А вообще в России, прозвучало на заседании, накоплено 2,3 миллиарда тонн различных отходов. Список горячих точек составили еще лет десять назад. В арктических регионах их насчитали без малого две сотни – 194 объекта, если уж быть точным. В том числе семь – в Мурманской области.

В свое время военные покидали эти места, бросая все, кроме вооружений. Плюс варварское отношение к природе крупных промышленных предприятий. Для развития чего-то нового, как было подчеркнуто, нужно расчистить то, что осталось негативного с прежних времен. Однако уже в последние годы в Арктике появилось около 500 новых военных объектов российской армии. И нужно иметь представление о том, что будет с ними через 10–15 лет.

Впрочем, серьезные экологические проблемы, конечно, есть и в других странах, включая наших северных соседей. В Баренцевом Евро-Арктическом регионе (БЕАР), напомнила заместитель директора НИИ «Центр экологической промышленной политики» Татьяна Гусева, 42 экологические горячие точки были закреплены еще в 2003 году. В основном речь шла о предприятиях (металлургических и целлюлозно-бумажных комбинатах), которые использовали устаревшие технологии, загрязняющие окружающую среду. Основным мотивом тогда была возможность получить доступ к каким-то средствам для их реабилитации. Одни производства закрывались, другие смогли привлечь инвестиции и модернизироваться. Существует официальная процедура исключения предприятия из числа горячих точек.

Приложенные экологами усилия не пропали даром. В 2018 году (более новых данных я, к сожалению, не нашел) горячих точек в БЕАР осталось 30. За счет модернизации и отказа от вредных производств из списка, в частности, были исключены Архангельский целлюлозно-бумажный комбинат, цементный завод в Воркуте и ряд других предприятий.