Чья будешь, Арктика?

Опубликовано Опубликовано в рубрике арктика

Международная составляющая российской стратегии развития Арктики до 2035 года стала темой онлайн-конференции, которую провели Проектный офис развития Арктики» (ПОРА) и Фонд поддержки публичной дипломатии имени Горчакова.

Не друзья, а жесткие партнеры

Выбранная тема, подчеркнули участники, для нашей страны сейчас крайне важна. В марте президент Владимир Путин утвердил Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2035 года. Одним из основных механизмов ее реализации станет Стратегия развития Арктической зоны Российской Федерации (АЗРФ) и обеспечения национальной безопасности, которая уже внесена в правительство.

Вместе с тем в последнее время появилось много свидетельств, указывающих на весьма активную позицию в этой сфере зарубежных стран. Так, президент США Дональд Трамп подписал меморандум о строительстве американского ледокольного флота. Соединенные Штаты также планируют создать четыре арктические базы – две у себя и две на территории союзников.

Кроме того, недавно Дания впервые подняла вопрос о придании политических функций Арктическому совету. Не осталось у России и былой дружбы с Норвегией, когда две страны планировали разработку Штокмановского месторождения и сотрудничество в освоении Северного морского пути.

Теперь акцент приходится делать на азиатские страны. Но они, в первую очередь речь идет о Китае и Южной Корее, нам, как было отмечено, не друзья, а лишь временные и притом очень жесткие партнеры. В ответ на инвестиции тот же Китай потребует беспрепятственного прохода своих судов по Севморпути и других привилегий в Арктике. Впрочем, и с Китаем-то еще не все ясно. Он активно интересуется северными портами и других приполярных стран. Так что в качестве партнеров вполне может выбрать не нас, а ту же Норвегию или Канаду.

В столь непростых условиях, по мнению посла по особым поручениям МИД России, старшего должностного лица Арктического совета от Российской Федерации Николая Корчунова, необходима не конфронтация, а предложение такой арктической повестки, к которой готово большинство участников процесса. В центре должны быть экономика, экология и принципы устойчивого развития в целом. Работа по всем этим направлениям, отметил дипломат, ведется. И ключевую роль здесь должны играть циркумполярные государства.

— Есть только арктические и неарктические страны. Третьего не дано. И нас не могут не беспокоить претензии неарктических государств, — подчеркнул Корчунов.

Угрозы реальные и мнимые

Что касается угроз, то они, как было отмечено, скорее, не во внешних воздействиях, а в несогласованности наших собственных министерств и ведомств, участвующих в реализации арктической повестки, и варварском промышленном освоении региона частным бизнесом. Взять хотя бы недавнюю экологическую катастрофу в Красноярском крае. А ведь практически все проекты в АЗРФ ориентированы на экспорт. Экологическим рискам в мире сейчас уделяется огромное значение. И сырье, добытое с причинением серьезного экологического ущерба, просто перестанут покупать.

— Береговая охрана добивалась новых ледоколов уже лет десять. Так что ничего удивительного в действиях США нет. Американцы просто вынуждены были реагировать, — развеял миф о неожиданности решения Трампа старший научный сотрудник Центра североамериканских исследований Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН Павел Гудев.

Но постройка ледокольного флота, продолжил он, безусловно, позволит США действовать в Арктике более активно. Кстати, именно американцы были ярыми поклонниками теории глобального потепления. Зачем тогда строят ледоколы? Перестали верить в то, что к 2050 году льды Арктики растают?

Нынешние Основы государственной политики в Арктике, напомнил декан факультета комплексной безопасности университета нефти и газа имени Губкина Сергей Гриняев, – уже второй подобный документ. Предыдущий был принят в 2008 году. В чем же различия?

Акцент, по мнению Гриняева, перенесен с экономического освоения на сохранение территориальной целостности и суверенитета над Арктикой. Иначе говоря, с экономики на политику. А экология в приоритетах вообще ушла с третьего на пятое место. В мире сейчас обратная тенденция. Поэтому России будут пенять не на то, что она строит в Арктике военные базы, а на то, что не может обеспечить «зеленое» освоение своих приполярных районов.

Доцент кафедры управления инновациями Одинцовского филиала МГИМО Андрей Криворотов против нынешнего подхода: мегапроекты, под которые даются налоговые льготы. По мнению ученого, это влечет за собой огромные потери государственного бюджета. Проекты-то, повторимся, ориентированы на экспорт. Поэтому нужно искать точки соприкосновения с другими государствами и делать их изначально выгодными для всех.