Последнее плавание парохода «Капира».

Опубликовано Опубликовано в рубрике общество

Полное название еще не изданной книги британца Джона Чутера-младшего (на снимке вверху) — «Несчастные случаи и уловки судьбы: последнее плавание парохода «Капира». Старший офицер Королевского военно-морского флота в отставке и историк, он взялся за перо в память об отце.

Джон Чутер-старший во время Второй мировой войны принимал участие в нескольких полярных конвоях — караванах PQ-15, QP-13 и SC-97.  Книга, написанная сыном, — биографический исследовательский труд об одном из таких походов — плавании грузового парохода «Капира» в 1942 году. Джон Чутер-младший специально приехал в Мурманск, где в годы военного лихолетья побывал его отец, чтобы рассказать о ней студентам Мурманского арктического государственного университета. 

Дневник из бутылки 

— Я начал работу над своей книгой давно, еще в 2000 году, когда умер мой отец, — рассказал Джон Чутер. — Труднее всего было начать исследования. Сначала я исследовал архивы Великобритании, затем — США и Канады. Кое-что удалось найти в Интернете. Но с этими данными нужно быть весьма осторожным, потому что не всегда можно оценить их подлинность. Также были у меня и сложности с работой над российским документами. Ведь я не говорю по-русски. 

Свой труд британец начал с походов в библиотеки и изучения записей отца. Джон Чутер-старший служил в Королевских ВМФ с 1937 по 1947 годы, захватив тем самым всю войну. 

— Сначала надо было восстановить весь состав каравана PQ-15, узнать названия всех судов, которые в него входили. Одним из них была «Капира», на борту которой находился и мой отец, — уточнил Джон Чутер. 

В основу книги также лег дневник британского матроса Томаса Чилверса. Он, кстати, как и Джон Чутер-старший, пережил войну и скончался в 1987 году. Дневник совсем небольшой — шестнадцать дней, шестнадцать записей. Об истории его создания Джон Чутер рассказал с чисто английским юмором. 

На фотографии листков дневника видна четкая полоса от сгиба. Боясь, что погибнет во время плавания, Чилверс после каждой вносимой записи, складывал листочки пополам, затем сворачивал их в трубочку и закупоривал в пустой бутылке из-под спиртного. Бренди это был или английский ром — история умалчивает. 

— Чтобы извлечь дневник для внесения следующей записи, — с улыбкой пояснил Джон Чутер, — бутылку каждый раз приходилось разбивать, а затем перекладывать дневник в новую, которую предварительно нужно было опорожнить. Шестнадцать записей, шестнадцать бутылок! Томасу Чилверсу наверняка нравился сам процесс. 

Томас Чилверс был коммунистом. Он очень симпатизировал советскому народу в его борьбе с фашизмом. Интересный факт, о котором также упомянул Джон Чутер: большинство британских матросов, которые принимали участие в полярных конвоях, были коммунистами. Так что служба на флоте и помощь советскому народу были для них делом чести. 

Побывал Томас Чилверс и на Кольском полуострове. Дневник содержит немало теплых воспоминаний о советских людях. Чилверс описывал жизнь гражданского населения, людей, которые выполняли свой долг, продолжая работу в порту и доках под постоянными бомбежками вражеской авиации. Впрочем, в городе продолжалась и вполне мирная жизнь с ее каждодневными рутинными заботами. Так, в обязанности британца, по его воспоминаниям, входила, например, окраска стен туалетов. 

Кстати, Чилверс был на ты не только с малярной кистью. Он весьма неплохо рисовал. Дневник содержит шесть зарисовок военного Мурманска: здания в центре города с бомбоубежищами, доки в порту… 

Судьба каравана PQ-15 

В результате проделанной работы Джон Чутер скрупулезно восстановил не только состав и маршрут каравана PQ-15, но и всю хронологию событий этого непростого плавания. 

В составе конвоя шел советский ледокол «Красин» и 35 судов, включая «Капиру». На ее борту находилось подразделение ВМС США. Капитаном был датчанин, который ходил еще в караване PQ-1. В составе экипажа были граждане десяти стран. Все эти данные Чутер получил, работая в архивах Соединенных Штатов. 

PQ-15 прошел из Шотландии в Мурманск в 1942 году. Море штормило. Это и помогло на первом этапе избежать нападения фашистов. Но затем караван дважды был атакован немецкими бомбардировщиками, торпедоносцами и подводными лодками. В результате погибли три судна. 

Представление о морских сражениях при защите полярных конвоев дает и рисунок из дневника Томаса Чилверса. На нем изображен запуск с  палубы авианосца истребителя «Харрикейн». 

Собственно говоря, это даже не авианосец. Авианосцы у Британии тогда уже были. Но, с учетом размаха театра военных действий, их катастрофически не хватало. Поэтому на корабли меньших размеров устанавливали специальные катапульты, с которых и запускали самолеты. Сесть на короткую палубу пилот уже не мог. После выполнения боевого задания он просто уходил на дружественный береговой аэродром. Если такового в зоне досягаемости не было, летчик катапультировался на воду, и его подбирал материнский корабль. А самолет погибал.  

Были во время похода PQ-15 и трагичные случайности. Так, однажды прямо среди судов конвоя неожиданно всплыла польская подводная лодка. Приняв ее за вражескую, корабли сопровождения бросились на защиту гражданских судов. В результате атаки на дружественной подлодке погибло пять человек, включая двух британцев. 

В другой раз в сильном тумане столкнулись тяжелый крейсер и эсминец из состава кораблей сопровождения. От бокового удара эсминец буквально разорвало пополам. Немало моряков погибло… 

Новые имена в книге памяти 

— В истории полярных конвоем немало неизвестных страниц, — сообщила доцент кафедры истории и права МАГУ Мария Ильичева. — На основе архивных данных сейчас открывается много нового, пересматривается уже известное. И контакты с учеными и историками-любителями, в том числе зарубежными, позволяют ввести в научный оборот новые материалы и документы. Джон Чутер поднимает целый пласт в истории полярных конвоев на примере малоизвестного, почти не описанного плавания грузового судна, на котором ходи его отец. И страниц таких открыть предстоит еще очень много. 

Сейчас, добавила Мария Ильичева, такие контакты заново оживают или налаживаются впервые. Они выходят на другой уровень. Теперь это контакты между музеями, конкретными людьми, так или иначе лично связанными с событиями тех лет. Фактически начинает действовать то, что мы привыкли называть народной дипломатией. 

— У нас сейчас налаживаются связи и с Шотландией, и с Норвегией. Ведь норвежцы также были среди участников полярных конвоев. Стараемся сохранить в эту большую книгу нашей памяти данные о каждом человеке, — продолжила она. — Отношение к полярным конвоям также меняется. Любая память об историческом событии подвержена политическим влияниям. Одно время мы соглашались с тем, что это часть общей политики ленд-лиза,  причем не очень важная. Сейчас цифры показывают, что эти караваны сыграли огромную роль в экономическом сотрудничестве антифашистского альянса. Без них было бы тяжело. 

Но вернемся к судьбе «Капиры». 5 мая 1942 года в составе каравана она прибыла в Мурманск, где простояла почти два месяца. Лишь 27 июня судно ушло в обратный рейс с караваном QP-13. Это плавание оказалось для «Капиры» последним. В результате торпедной атаки врага 31 августа она затонула. Но британец Джон Чутер-старший выжил. И теперь уже его сын рассказал российским студентам о героических событиях общей для наших двух стран истории. 

Вклад СССР и Великобритании в общую великую победу, конечно, не сравним, считает Джон Чутер-младший. Но и Великобритания, единственная, кстати, страна, которая сражалась с фашистами на протяжении всей Второй мировой войны, потеряла в тех страшных битвах около двух с половиной миллионов своих сыновей и дочерей. И наше братство по оружию не должно забываться. 

— Как вы считаете, насколько важно рассказывать об этом молодежи? — учитывая состав аудитории, не мог не задать я британскому гостю свой вопрос. 

— Я думаю, это крайне важно, — ответил Джон Чутер. — Потому что, если мы знаем историю, мы имеем базу для формирования собственного мнения о том, что происходит в мире сегодня, и правильно на это реагировать. У меня трое сыновей и четверо внуков, и все они изучают историю.