экономика

Всё сделаем сами. Спасибо Обаме.

oilpipe.jpgШвейцарские офисы, французские партнеры и летающие туда-сюда бизнес-классом косяки отечественных менеджеров в дорогих костюмчиках. Какая-то часть наших управленцев искренне считала, что это и есть глобализация мировой экономики. Целые отрасли российской промышленности остались без заказов и пришли в упадок не потому, что не были конкурентоспособны по сравнению с западными компаниями, а лишь потому, что мальчики-мажоры хотели почувствовать себя «людьми мира». И то сказать, командировка в Париж или Лондон проходит как-то изящнее, чем поездка в Челябинск или Новокузнецк.
Впрочем, теперь бизнес-туризму, похоже, приходит конец. По причине введенных Европой под просто неприличным давлением США антироссийских санкций нашей стране придется в значительной степени ориентироваться на собственные ресурсы. Мажоры в стильных костюмчиках в ужасе, директора предприятий отечественного тяжмаша радостно потирают руки…
В отраслевом срезе наибольший вес на российском фондовом рынке, безусловно, имеет нефтегазовый сектор. Так что вступившие в силу секторальные санкции во многом направлены именно против российских нефтяников. В частности, введен режим лицензирования экспорта в Россию целого ряда товаров и технологий нефтяной отрасли. Список товаров, которые не могут быть поставлены в Россию без предварительного разрешения западных властей, содержит различные типы труб, в том числе буровые, алмазные буровые долота и буровые платформы.
Как пишет британское издание «Financial Times», разрабатывая новые санкции, Запад пытается балансировать между тем, чтобы не сорвать поставки топлива, и тем, чтобы замедлить развитие технологий по добыче энергоресурсов на арктическом шельфе и производству сжиженного природного газа.
Следует заметить, что журналист с преданного Соединенным Штатам острова выражается уж больно витиевато. Скажем то же самое проще: в старушке Европе ломают головы, как бы и США угодить, и самим при этом от холода не помереть. Причем первое, похоже, пока получается у них лучше. И секут сами себя европейцы, как легендарная унтер-офицерская вдова, нещадно.
И все же, неужели они совсем зря стараются? Какие последствия для нефтегазового сектора России могут иметь введенные Западом санкции? Вначале о финансах. То, что Украина устами пана Яценюка пообещала не спонсировать больше российский Газпром и ушла в отключку газа, мы обсуждать не будем. Бог с ними, с киевскими шутниками. Отсмеялись уже. Воистину гимнастический прогиб им США засчитали — и ладно.
Поговорим о реальных санкциях. Они затрагивают ряд ключевых предприятий российской экономики, связанных с нефтегазовым сектором. Речь, в частности, идет в Газпромбанке, Роснефти и Новатэке. Им теперь воспрещается выдавать новые кредиты на срок более 90 дней. Таким образом, эти компании по большому счету оказались изолированы от долларовой системы фондирования, где сроки кредитов обычно превышают три месяца. Кроме того, санкции автоматически распространятся и на аффилированные структуры, так что в перспективе должны охватить всю обширную сеть дочерних фирм этих компаний. Вопрос в том, насколько серьезными окажутся последствия подобных ограничений.
«Не думаю, что санкции или фактический запрет валютного фондирования окажут сильное негативное влияние на российский нефтегазовый сектор, — считает аналитик «IFC Markets» Дмитрий Лукашов. — Входящие в него компании отличаются низкой долговой нагрузкой. У большинства из них размер общего долга как минимум в два раза меньше собственного капитала, а, например, у Газпрома долги в пять раз меньше собственного капитала. Слегка повышенная долговая нагрузка имеется лишь у Роснефти, что вызвано кредитами под покупку ТНК-ВР. Однако эти кредиты являются долгосрочными и стоит полагать, что они не нуждаются в рефинансировании».
От финансов перейдем к оборудованию и технологиям. Первые оценки, свидетельствуют эксперты, показывают, что влияние введенных санкций на нефтегазовый сектор не будет значительным. В частности, Роснефть заявила, что многие позиции из введенного перечня санкций, ограничивающих поставки оборудования для российской нефтяной отрасли, для нее не критичны. Пространство для маневра имеется. Поставщики аналогичной продукции есть либо в России, либо в странах, которые не входят в еврозону.
Действительно, вплоть до настоящего времени отечественные разработчики и изготовители оборудования были если не полностью, то в значительной мере подавлены поставками с Запада. Оттого и не развивались или развивались недостаточно. Если сейчас поставки западного оборудования прекратятся, отечественные машиностроители начнут активно наращивать и расширять свое производство. Как говорится, спасибо Бараку Обаме.
Что-то недостающее вполне можно будет купить в Китае. В прессе уже прошла информация о том, что компания «Yantai Jereh Oilfield Services Group», которая занимает около половины рынка оборудования для добычи сланцевого газа в Китае, заявила, что крупнейшие российские нефтяные и газовые компании сейчас ведут с ней активные переговоры о закупках буровых установок.
Между тем, санкции ударят по самим западным странам. Так, еще до введения каких бы то ни было ограничений со стороны Норвегии представители крупнейших нефтегазовых компаний этой страны делали заявления о том, что санкции против России, несомненно, скажутся негативно на их деятельности.
Недавно Норвегия все же приняла решение присоединиться к санкциям. Предполагается, в частности, ввести порядок предварительной выдачи лицензий норвежскими властями на экспорт товаров для использования в российском нефтегазовом секторе. В случае, если поставляемые товары предполагается использовать для геологоразведочных работ и добычи углеводородов на больших глубинах, геологоразведки и добычи углеводородов в Арктике или в проектах, связанных со сланцевой нефтью в России, на их экспорт будет введен запрет. Впрочем, запрет не будет распространяться на уже заключенные контракты. В отношении финансирования и оказания услуг в связи указанными категориями товаров также вводится требование о получении предварительной лицензии. В ближайшее время норвежское правительство планирует детализировать содержание вводимых санкций с учетом мнения ЕС.
Норвегия газ добывает сама и экспортирует. Откажется поставлять в Россию оборудование? Ну что же, затянут норвежцы немного пояса и сдюжат. Нам их тоже особо пугать нечем. Яблоки мы у них не покупаем, газ им не продаем. Чего не скажешь о многих других странах-санкционерах.
Итак, 27 стран-членов ЕС импортируют примерно половину потребляемых объемов газа. Доля России в этом импорте составила в 2013 году 39 процентов. ЕС обладает лишь 2,2 процента мировых резервов газа. Однако его доля потребления достигает 18 процентов от мировой. Если такая тенденция сохранится и дальше, то, по прогнозам Международного энергетического агентства, к 2030 году доля импорта в европейском потреблении достигнет 80 процентов. Все это ставит ЕС в весьма непростую ситуацию энергетической зависимости от Москвы. В теории доля России, которая обладает почти четвертью подтвержденных мировых запасов природного газа, в снабжении Европы должна только увеличиваться. Но это при добрососедских отношениях. Если же дела пойдут по-другому…
У России, свидетельствуют эксперты, вполне хватает потенциальных клиентов, на которых она в состоянии переориентировать свой газовый экспорт. В первую очередь это относится все к тому же Китаю. А вот найти недостающие миллиарды кубов газа европейцам будет куда труднее. Скажем, переориентация на американский сланцевый газ, во-первых, займет очень много времени, а во-вторых, это сырье обойдется гораздо дороже российского. Так что, похоже, не в интересах Запада теребить без надобности краники на трубе. Как бы самим не замерзнуть. Впрочем, в природе царит диалектика: мы у них яблоки отказались покупать. Если что, будут вместо газа греться сидром.