экономика

Здесь объяснят любую цифру.

Опубликовано

morozov_vn.jpgОсновные показатели социально-экономического развития нашей области, вопросы диверсификации экономики края и даже Всероссийская перепись населения далекого пока еще 2020 года стали темами общения журналистов с руководителем Мурманскстата Вячеславом Морозовым (на снимке). Встреча была приурочена к отмечаемому в конце октября Всемирному дню статистики.
Праздник этот новый, учрежденный ООН в 2010 году. Так что на этот раз отмечали его всего третий раз. Ну, как говорится, третий, да не последний. Действительно, без статистики современную жизнь представить себе трудно. А работа соответствующих органов, собирающих и анализирующих информацию, настолько разнообразна, что первым делом пишущая братия попросила Вячеслава Николаевича рассказать вкратце об основных задачах, стоящих перед Мурманскстатом и статистической службой России в целом.
— У нас есть работа, которую мы ведем постоянно. Это мониторинг цен, регулярные наблюдения за домохозяйствами, обследования рынка занятости и (раз в два года) уровня оплаты труда по профессиям, — заметил он. — Это основное. Но есть и отдельные, крупные проекты. Так вот, если обратить внимание, чем занимается Росстат последние десять лет, можно прийти к интересным выводам. В частности, о том, что роль статистики в жизни страны неизменно повышается. Судите сами: в 2002 году прошла Всероссийская перепись населения. В 2006-м — сельскохозяйственная перепись, тоже очень серьезное мероприятие. За ней последовала Всероссийская перепись 2010 года. Вскоре после нее состоялось обследование малого и среднего бизнеса, затем — работа по составлению таблиц «Затраты-Выпуск». И список можно продолжить. Как видите, промежутки времени между крупными мероприятиями неуклонно сокращаются. А «белых пятен», не охваченных нашим вниманием, становится все меньше. Одновременно совершенствуются действующие методики, разрабатываются новые. Возьмем, например, методику расчета ВВП с использованием уже упомянутых мной базовых таблиц «Затраты-Выпуск». Это огромный шаг вперед. И большие перспективы с точки зрения повышения уровня экономического планирования в нашей стране.
— Вячеслав Николаевич, насколько точны и однозначны получаемые вами данные? Уж сколько приводят в пример зарплату медиков: то они чуть больше двадцати тысяч у нас получают, то аж 35…
— И то, и другое — правда. Во втором случае речь идет исключительно о врачах. В первом — о средней зарплате по виду деятельности «Здравоохранение и предоставление социальных услуг». И эти показатели, конечно, несравнимы. Ведь в медицине работают и медсестры, и санитарки. Их заработок существенно ниже. Да и сами врачи получают очень по-разному. Одним категориям зарплату существенно подняли (участковым терапевтам, например), другим — пока нет. Мы всегда готовы прокомментировать данные, показать методику и объяснить разницу в цифрах. Мы вообще любую нашу цифру можем объяснить. Анекдот о том, что существует, мол, ложь, гнусная ложь и статистика, абсолютно не соответствует действительности. Статистика дает конкретные цифры, природа которых всегда понятна. Нас никто и никогда не заставит искажать информацию.
Если вернуться к зарплате бюджетников, то ситуация в целом улучшается. Но при этом средняя зарплата в медицине по-прежнему составляет всего 77 процентов от среднеобластной. Еще хуже ситуация в образовании — всего 69 процентов. Речь, повторю, идет о средней зарплате по этим видам деятельности, а не о заработках врачей и учителей.
В этом контексте, кстати, можно вспомнить и о разнице в цифрах, отражающих уровень безработицы. Дело в том, что есть официально зарегистрированная безработица и безработица, рассчитанная по методике Международной организации труда. Официально зарегистрированный безработный — это тот, кто стоит на учете в центре занятости. Но вас не поставят там на учет, если, скажем, вы достигли пенсионного возраста или являетесь студентом-очником. А по методологии МОТ учитываются все неработающие лица от 15 до 72 лет, которые хотят и готовы выйти на работу. Оцениваются эти цифры через выборки по специальной методике.
— Хорошо, будем исходить из того, что цифры статистики весьма точны. Какие экономические и социальные показатели у нашей области в этом году?
— С января по сентябрь из трех десятков основных показателей 15 улучшились, 2 остались неизменными и 13 ухудшились. В целом, не так и плохо. Скажем, важнейший показатель — индекс промышленного производства. Вплоть до июля он шел с приростом по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. Только в августе и сентябре показатели оказались ниже прошлогодних. Можно ожидать, что по году в целом мы выйдем на уровень 2011 года. А отсутствие спада в производстве — это очень неплохо, имея в виду последствия кризиса 2008-2009 годов.
Еще замечу, в этом году (по данным за 9 месяцев) у нас в регионе впервые за все последнее время отмечается естественный прирост населения. Пока он крайне небольшой — 0,4 процента. Однако сам факт, что рождаемость превысила смертность, не может не радовать. А вот миграционная убыль у нас, к сожалению, в этом году даже выше, чем в прошлом. Так что в целом население региона продолжает уменьшаться. В сентябре она составила 783,2 тысячи человек, сократившись с начала года почти на пять тысяч человек. Что ж, ожидания людей не оправдываются на Севере. Может быть, это результат информации об отсрочке начала разработки углеводородных месторождений на арктическом шельфе.
— И чем, по-вашему, можно заменить отсроченный Штокман?
— Начну с того, что для управления экономикой, в том числе и региона, необходимо иметь надежную информационную базу. И прежде всего — это официальные статистические данные. Что конкретно, с моей точки зрения, опираясь на имеющуюся информацию, можно предпринять? Приведу лишь один пример. У нас избыток электроэнергии. Мощности Кольской АЭС задействованы не полностью. Нам столько энергии не нужно, а экспорт в достаточных объемах технически невозможен. Кроме этого, у нас есть месторождения железной руды. Почему бы не построить в том же Оленегорске электросталеплавильный завод? Электрометаллургия дает возможность весьма тонкой дозировки присадок и, как следствие, получения специальных высоколегированных сталей, добавленная стоимость которых очень высока. А в качестве присадок для легирования можно было бы использовать металлы, получаемые из руды Ловозерского ГОКа… Это был бы совершенно новый кластер в экономике Мурманской области. Но его нужно кому-то создавать. Знаете, был раньше такой термин: размещение производительных сил. Комиссии специальные на всех уровнях этим занимались. Уверен, что и сейчас это — дело государства. Частный бизнес не в состоянии принять столь крупные стратегические решения.
— Вернемся к статистике. Предполагается, что следующая перепись населения состоится в 2020 году. Времени для подготовки столь масштабного мероприятия не так и много. Ожидаются какие-то новшества?
— Прежде всего, необходимо отметить важнейший момент: Росстат пришел к выводу о необходимости инициировать внесение поправок в закон о Всероссийской переписи населения, которые сделали бы участие в ней граждан обязательным. За отказ необходимо предусмотреть определенные репрессивные меры. Кстати, в ряде стран за это полагается существенный штраф. При проведении переписи 2010 года в нашем регионе около двух процентов населения отказались от участия в ней. А это, если задуматься, не так и мало. И хотя методика предполагала учет и такой категории населения — на основе различных административных данных, — факт сам по себе требует заострения внимания общества.
Росстат также пытается перейти на иные технологии проведения переписи. В частности, на автозаполнение данных, когда орган статистики на своем сайте размещает бланк опросного листа, а гражданин сам его там заполняет. Такая практика во многих странах уже применяется. В Эстонии, например, около 80 процентов данных переписи были собраны именно таким образом. Но нам над этим инструментом придется еще работать. Поэтому в 2020 году в качестве основного будет по-прежнему использоваться метод опроса, когда переписчик придет на дом к конкретному гражданину, имея на руках бумажные бланки опросных листов. Правда, наряду с этим предполагается, что будут использованы и планшетные компьютеры. Это существенно упростит задачу переписчиков.
— Какие еще крупные мероприятия, кроме Всероссийской переписи, намечает Росстат на ближайшее будущее?
— В 2014 году ожидается очередная сельскохозяйственная перепись. Кроме того, сейчас Росстат готовит предложение в правительство России о проведении в 2015 году так называемой микропереписи. Предполагается, что будет опрошено около десяти миллионов человек. Полученные данные позволят оценить, насколько хорошо происходит процесс экстраполирования данных. Поясню: чтобы данные не устаревали, в период между переписями, они определенным образом обновляются. Ну, скажем, для уточнения демографических показателей используются данные рождаемости и смертности, а также данные миграционной службы. По результатам микропереписи мы сможем узнать, насколько точны подобные расчеты.