экономика

Вопрос ребром: кто пылит?

port003.jpgНесколько лет назад мне довелось общаться с группой архангельских журналистов.
— Какой у вас чистый воздух! — восхищались они Мурманском. — Надышаться не можем: как в деревне!
— Да нам просто нечем дышать от гари и копоти! — возмущаются некоторые мурманчане.
Что ж, каждый человек, безусловно, имеет право на собственные требования к чистоте окружающей среды. Да, наверное, в чистом лесу у озера, вдали от шумных городов воздух чист и свеж. Но прогресс не остановить. И большинство из нас предпочитают жить в более комфортных с точки зрения быта условиях. А издержки есть в любом крупном городе.
Источников загрязнения в Мурманске достаточно. Во-первых, транспорт. Десятки тысяч машин ежедневно выбрасывают в атмосферу гарь и копоть. Да и работающая на мазуте Мурманская ТЭЦ, думается, играет не последнюю роль в загрязнении атмосферы областного центра. Как, впрочем, и другие городские котельные. Но претензии чаще всего почему-то предъявляются Мурманскому торговому порту. Дескать, это его угольной пылью мы вынуждены дышать. Ну, во-первых, сажа (от тех же котельных и автотранспорта) и угольная пыль практически неразличимы при анализе. Во-вторых, порт имеет все разрешительные документы на перевалку угля. Ведутся положенные инструментальные замеры, регулярно проходят плановые и внеплановые проверки.
— За все годы работы ни нашей собственной, ни сторонними лабораториями ни разу не было зафиксировано превышение ПДК угольной пыли на границе санитарно-защитной зоны, — подчеркнул заместитель главного инженера ОАО «ММТП» по промышленной безопасности Александр Власов.
Так кто же все-таки пылит? Давайте разберемся…
— Да нечего тут разбираться! — возражают некоторые граждане. — ТЭЦ никуда не деть. Мерзнуть-то мы не будем. И пешком ходить — тоже. А значит, транспорт пусть ездит. А вот перевалку угля запросто можно вынести куда-нибудь за черту города.
Так вот, разобраться все-таки хотелось бы. Нужно ли разрушать хорошо отлаженную транспортную схему? Экологический эффект от этого, мягко скажем, далеко не очевиден. А вот экономический ущерб будет налицо. Мурманский морской торговый порт — высокоэффективное предприятие, которое помимо основной производственной задачи несет на себе груз социальных программ. Плюс налоги, естественно — значительные поступления в бюджеты всех уровней, на которые строятся дороги, детсады и так далее.
— Так пусть работают, — скажет кто-то. — Но без угля. Пусть возят китайский трикотаж в контейнерах — чистенько и гламурно.
Да поймите же, порт по определению не против любых грузов. В том числе и контейнерных. В планах — строительство соответствующего терминала. Но от угля при этом никуда не уйти. Его наш порт перегружал всегда. Сначала — сотни тысяч тонн ежегодно — он шел со Шпицбергена. Последние лет пятнадцать ОАО «ММТП» ведет крупномасштабную перевалку кузбасского угля. И счет уже ведется на миллионы тонн. В структуре грузооборота порта доля угля превышает 80 процентов. Именно он дает работу почти двухтысячному коллективу предприятия. А с учетом смежников и семей — речь идет о многих, если не десятках тысяч мурманчан.
Запретить порту перевалку угля — значит нанести предприятию серьезный удар. От одних разговоров на эту тему поставщики начинают нервничать. Они могут переключиться на другие направления. Усть-Луга, например, до сих пор не вышла на проектную мощность. Да и Прибалтика съест любое количества грузов — целые комплексы стоят пустые. Финны ждут с нетерпением… И тогда мурманские причалы могут опустеть.
И где будут работать люди? Перестроиться на другие грузы совсем не просто. Это в советское время порты страны делили по направлениям: убрали уголь — добавили контейнеры. Сейчас грузы надо искать самим. И порт их нашел — уголь. Подобной комплексной работы с ним в России нигде больше нет. Именно уголь позволяет поднять планку производственных показателей предприятия. А отсюда — те самые занятость, налоги, социальные программы.
— Мы минимум пять лет работаем с грузом, чтобы довести его перевалку до нормального технологического процесса, — пояснил председатель первичной профсоюзной организации профсоюза работников водного транспорта ОАО «ММТП» Андрей Зеленин. — Взять тот же уголь: как тяжело он нам дался! Сначала поставили задачу довести выгрузку до ста вагонов в сутки. Это казалось — все, предел, больше нельзя. А сейчас выгружаем по пятьсот. Это же достижение! Мы к этому шли с 2005 года. Если мы сейчас потеряем уголь — фактически потеряем порт, налоги, благополучие людей.
И ради чего все это? Ради чистоты воздуха? Да где же подтвержденные специалистами факты его загрязнения угольной пылью торгового порта? Их нет. Во всем мире порты расположены в центрах больших городов. Взять те же Роттердам или Гамбург. Эти порты стали центрами деловой активности, поэтому вокруг них выросли города с многомиллионным населением. При этом существуют определенные экологические требования, которые выполняются. И грузовые терминалы достаточно гармонично вписываются в городские кварталы. Мурманский торговый порт — не исключение. Перевалку всех грузов он ведет согласно разработанным и согласованным с природоохранными ведомствами технологиям. За их соблюдением пристально следят многочисленные контролирующие органы. И проверки, как уже было сказано, подтверждают: никаких нарушений экологического законодательства нет. Более того, в самом порту воздух чище, чем во многих районах города.
А нужно ли в данной ситуации искать ответ на вопрос — кто виноват? Качество жизни в городах и вопросы экологии — это комплексная проблема, которую нужно решать всем миром, создавая необходимые условия для работы, развития и модернизации всех предприятий, стимулируя внедрение в производство новой техники и безотходных технологий.