История Мурманской таможни (часть 3).

Опубликовано Опубликовано в рубрике таможня

На рубеже шестидесятых-семидесятых годов широкое распространение получил массовый ввоз моряками судов заграничного плавания синтетической ткани, головных газовых платков, покрывал и, особенно, искусственной пряжи — мохера. (Продолжение. Начало здесь.) 

В связи с этим, продолжает историк-краевед Виктор Головин, в марте 1972 года Министерство внешней торговли установило нормы ввоза мохера — 2 килограмма в год с регистрацией в коллективной судовой таможенной декларации. Позже эта норма будет изменена на полкило синтетической пряжи в каждый рейс. В ноябре 1972 года норма ввоза синтетической ткани была определена в количестве 10 метров на одно лицо, головных платков — 3 штуки, а покрывал (кроме ковровых) — 2 штуки. Товары, вывозимые сверх установленных количеств или предназначенные для передачи третьим лицам, пропускались с уплатой таможенной пошлины. Общее число однородных предметов не должно было превышать более чем в два раза количество товаров, ввоз которых был ограничен таможенными правилами. 

За знание английского — прибавка к зарплате 

Годовой объем морских грузоперевозок в Мурманске в первой половине шестидесятых годов вырос с 1,9 до 2,9 миллиона тонн. Через причалы порта шли на экспорт железная и апатитовая руда, а также их концентраты. Суда Мурманского морского пароходства посещали 150-160 портов более чем 40 стран мира. Каждое лето мурманские пароходы ходили в Голландию, Англию и Францию, куда доставляли архангельский лес. На обратном пути они везли импортный груз, в том числе норвежский уголь со Шпицбергена. 

Стремительно рос и рыболовецкий флот. Перед возвращением домой рыбаки заходили в Канаду или в порты Канарских островов (Испания) для отдыха и покупки дешевых импортных товаров. Вот тогда и расцвела вещевая контрабанда, ввозу которой препятствовала Мурманская таможня. Со второй половины шестидесятых годов ее численность увеличивается более чем вдвое. Если в 1964 году в штате было 12 человек, то 1965-1966 годах — 14, в  1966-1967 годах — 18, а в конце 1969 года — 28 человек. 

С 1965 года мурманские таможенники работают в пограничном пункте Борисоглебск на советско-норвежской границе, а с 1967 года — в пункте Лотта на границе с Финляндией. В Мурманске они вместе с милицией и дружинниками участвуют в мероприятиях по пресечению в районе торгового порта незаконной купли-продажи товаров между иностранными моряками и советскими гражданами, именуемыми в народе фарцовщиками. 

Управление таможни до 1957 года находилась на улице Карла Маркса, 32 (рядом с издательством «Север»), затем на улице Пушкинской, 7, а с 1976 года — на улице Володарского, 4.  

С 1970 года в таможне началось обучение английскому языку по новой программе Высших курсов МВТ СССР. Весь курс был рассчитан на 3 года, из расчета 8 часов в неделю. Каждый семестр — сдача зачетов. По итогам двух лет обучения сдавался экзамен на получение пятипроцентной надбавки к должностному окладу. По истечении трех лет — письменный и устный квалификационные экзамены на право получения десятипроцентной надбавки за знание иностранного языка, который пересдавался каждые два года. Время учебы входило в рабочие часы с правом отгула. 

Кроме мурманского порта, таможня обеспечивала контроль в портах Умба, Ковда, Кандалакша, Кемь и Беломорск, а также в Лотте и Борисоглебске. Ежемесячно один сотрудник направлялся в Лотту, а в порты Белого моря — только во время летне-осенней навигации. 

Заблудившийся южнокорейский Боинг 

В 1974 году через мурманский порт проследовало 7 миллионов 351 тысяча тонн внешнеторговых грузов. В том числе обработано импорта — 477 тысяч тонн, экспорта — 6 миллионов 873,8 тысячи тонн. 

В том же году снизились показатели по борьбе с контрабандой в сравнении с предыдущими годами. За 10 месяцев таможней было заведено 107 дел о контрабанде (в семидесятом году — 140) на сумму 16,1 тысячи рублей. 

Однако уже с 1975 года случаи задержания предметов контрабанды стали увеличиваться. Так, в 1976 году было оформлено дел о контрабанде на 30 процентов больше, чем годом ранее, а по сумме — более чем в два раза. В 1977 году их количество достигло 210, а по сумме — 90 тысяч рублей. 

Ввоз и вывоз рублей, иностранной валюты, драгоценных металлов и камней, жемчуга и изделий из них все еще осуществлялся по правилам 1961 года. Перемещение через границу рублей было запрещено. Исключение составлял вывоз советскими гражданами суммы в 30 рублей без права расходования за границей и ввоз гражданами социалистических стран 60 рублей по справкам национальных банков с правом расходования в СССР. 

С 1977 года стало осуществляться таможенное оформление самолетов в аэропорту. В то время самолеты производили дозаправку топливом или посадку пассажиров в аэропорту Мурманск при полетах из Москвы на Шпицберген, Кубу или в США. В связи с этим стоит упомянуть такой случай. В ночь с 20 на 21 апреля 1978 года воздушную границу СССР в районе Кольского полуострова нарушил южнокорейский пассажирский самолет Боинг-707, выполнявший рейс из Парижа в Сеул через Анкоридж (США). Вместо того, чтобы лететь в сторону Аляски, он полетел в СССР. На его перехват вылетел советский истребитель. Но, углубившись на чужую территорию, экипаж Боинга его не замечал. Тогда советский летчик ракетой повредил крыло самолета-нарушителя и принудил его приземлиться на лед озера. При этом 2 человека из 110 пассажиров были убиты шрапнелью, а 13 ранены. В ходе разбирательств выяснилось, что иностранный самолет сбился с курса. Спустя два дня 95 человек отправили через мурманский аэропорт в Хельсинки. 

Платки «Профессора Баранова» 

Небольшие по сравнению с мурманским портом объемы внешнеторговых грузов перемещались через границу в портах Белого моря, а также через пограничные пункты Лотта и Борисоглебск. В основном там следовали на экспорт древесина, мороженая рыбопродукция и поддоны, а на импорт — металлические трубы (только в Кандалакшу). В 1980-1985 годах через порты Белого моря проследовало 215 советских судов загранплавания, заход иностранных судов туда был запрещен. В Лотте пересекло границу 37 тысяч 783 единицы автотранспорта, в Борисоглебске —  1484. 

При этом иностранные автомашины, следовавшие через норвежскую границу, могли доезжать только до Никеля, так как автомобильное шоссе на Мурманск было закрыто для зарубежных граждан. Иностранцы продолжали движение от Никеля внутрь страны по железной дороге. Только в 1983 году в Лотту провели электрический свет с финской стороны, а в Борисоглебске вагончик заменили на два соединенных вместе переносных домика. 

Наименование характерных контрабандных товаров определялось по портам захода судна во время рейса. Если это была Европа, объектами контрабанды являлись дамские парики, радиоаппаратура или порнография. Из портов  Канарских островов в основном нелегально привозили дешевые джинсовые и вельветовые изделия, платки, зонты, мохер. Из Южной Америки — нутриевые шубы и дубленки. 

Вот лишь несколько примеров из сводной таблицы за 1975-1979 годы. Плавбаза «Профессор Баранов» — 480 платков (в механической кладовой за подволоком и переборкой судна), теплоход «Валя Котик» — 7 париков (внутри швартовой вьюшки на палубе кормовой надстройки), сейнер «Поиск» — 24 зонта (в трюме судна, в бухте троса), спасательный буксир «Гигант» (так и подмывает добавить: уж не большого ли секса?) — 150 экземпляров порнографии (в пространстве между трюмом и помещением буксирного снаряжения, под кранцем). 

Из Скандинавии везли иностранную валюту, вырученную от продажи спиртных напитков. Например, бутылку советской водки стоимостью 3 рубля 87 копеек продавали в Норвегии за 20, а то и 30 долларов США. В некоторых портах моряки умудрялись в ночное время суток получать за бутылку водки 1000 крон, что составляло эквивалент 130 долларов США. 

Если стоимость дамского парика в Гамбурге равнялась 8-10 маркам ФРГ, то в СССР такой парик стоил от 90 до 120 рублей, что приносило фантастические дивиденды. 

В портах Южной Америки котировались советские фотоаппараты «Зенит» стоимостью 90-130 рублей. Такой фотоаппарат можно было поменять на дамскую шубу из нутрии рыночной стоимостью в СССР свыше 1000 рублей. Как говорится, считайте сами! В портах Финляндии помимо водки ценились болгарские сигареты «БT». В СССР они стоили 4 рубля за блок. В Финляндии — 50 марок. 

(Окончание здесь.)