На шо мне ваш берег турецкий?

Опубликовано Опубликовано в рубрике взгляд

mar90001.jpgСинева неба. В детстве казалось, что ей нет конца. Да, сейчас погода уже не та… Впрочем, на самом деле за тот месяц, что мы провели на Азовском море в Украине, на моей родине, дождь в Мариуполе шел всего два раза, и мы пропустили лишь три или четыре пляжных дня. Но теперь, когда оставшиеся одиннадцать месяцев в году приходится жить за полярным кругом, солнечные денечки начинаешь считать с особой тщательностью.
Месяц на солнце — это, конечно, мало. Это минимум. Организму требуется инсоляция не менее девяносто дней в году. Но кто из нас, северян может себе это позволить? Очень немногие богатеи, да пенсионеры, имеющие дачку в какой-нибудь среднеполосной области. Двухнедельные «пляжные» туры вообще, говорят, наносят больше вреда, чем пользы. Ведь организму требуется от недели до десяти дней только на акклиматизацию. И что происходит? Только ваш организм перестроился, как вы уезжаете домой. И тем самым тут же наносите по нему второй удар. Получаются три недели почти непрерывной борьбы с климатом. До отдыха ли здесь вашему несчастному телу? В общем, месяц — это компромисс.
Почему мы выбрали Украину? Кроме моей личной ностальгии, главными, конечно же, стали вопросы финансовые. Отдохнуть на вилле где-нибудь на Карибах у меня нет возможности. А что касается Турции или Египта, то, уж простите, беснующиеся на площадях толпы, ратующие то ли за демократизацию, то ли за исламизацию (мне, если честно, все равно), вызывают определенную тревогу.
А еще я не люблю летать самолетом. Всякий раз, когда я вижу потрепанные «боинги» наших авиакомпаний, купленные на какой-то европейской свалке, меня охватывает страх. Нет, «Люфтганзой» я бы полетел. А вот какой-нибудь «Гопстопавиа» из Урюпинска боюсь. Не хочется, знаете ли, поддерживать отечественного авиаперевозчика ценой своей жизни. Поездом как-то надежнее.
Загранпаспорт для въезда в Украину не требуется. Но таможенный и пограничный контроль, естественно, существуют. На моей собственной практике наши таможенники обычно требуют поднять нижнюю полку, чтобы посмотреть размеры багажа. Иногда, как рассказывали попутчики, их бдительность доходит до того, чтобы отнять у больного человека несколько таблеток кетанова. У нас ведь с недавних пор это безобидное, но эффективное обезболивающее средство считается страшным наркотиком.
А наши пограничники, беря твой паспорт, каждый раз набирают стилусом твою фамилию в каком-то наладоннике. По-видимому, проверяют, не в бегах ли ты, не спер ли что из закромов родины. Как говорится, мелочь, а неприятно. Презумпция виновности получается. Тем более, что те, кто действительно прут из закромов родины, обычно уезжают из нее на частных самолетах.
Украинские стражи границы, как правило, никакими исследованиями не занимаются. А кроме того, всегда желают вам счастливого пути. Может, у них, конечно, так по уставу положено. Но все равно радует.
В общем, граница пройдена. Теперь непосредственно об отдыхе. Жилье в Мариуполе очень дешево. Бесплатно сейчас, конечно, ничего не найти. Все умеют считать деньги. Но судите сами: за 800 рублей — здесь и далее все пересчитываю для наглядности в отечественную валюту — в день (24 тысячи в месяц) здесь можно снять одно- или двухкомнатную квартиру в самом центре города с кондиционером, евроремонтом, всей необходимой техникой, спутниковым телевидением, широкополосным Интернетом, регулярной сменой белья и так далее и тому подобное. На отечественном побережье подобное удовольствие обойдется вам как минимум раза в два дороже. По крайней мере, если судить по предложениям в Интернете.
Местный общепит откровенно развращает приезжих женщин. Они тут же отбиваются от рук и просто-напросто перестают готовить. А зачем? Ведь обед в ресторане обходится здесь в 400-500 рублей. На двоих! За эти деньги вам подадут первое (солянка, украинский борщ, щи, лапша с курицей и так далее), второе (мясо по выбору и гарнир по вкусу) и сок (квас, а то и чего покрепче, если вы интересуетесь последним). Если вы добавите еще рублей триста-четыреста, то сможете полакомиться, например, каре ягненка или телячьей шейкой, приготовленными на живом огне.
Единственный минус — все это приходится ждать. Потому что блюда реально готовят для вас. Но зато ресторанный уровень, а не кафе с дежурным меню на потоке. Впрочем, если вы даже в отпуске куда-то постоянно спешите, есть здесь, конечно, и пресловутый фастфуд — от Макдональдса (я лично просто не воспринимаю как пищу эту запихнутую в булку братскую могилу из овощей и мяса, залитую майонезом) до сомнительного рода шаурмы, проходя мимо которой, кошки крестятся.
На ужин за те же деньги вы можете полакомиться салатом (особенно в Мариуполе — центре постсоветского эллинизма, безусловно, удается греческий) и, например, ризотто или огромной пиццей. Всевозможных пиццерий, кафе и ресторанчиков в центре города предостаточно. А молоденькие и приветливые официантки скоро стали узнавать нас и здороваться даже на улицах.
Хотя, конечно, мы увезли с собой и другие, не столь приятные впечатления. Скажем, как-то с выбранного места на пляже нас вместе с соседями по несчастью согнали воспитатели детского лагеря. Причем в довольно грубой форме. Мол, знай, где ложиться — это детский пляж. Что тут можно добавить? Дети, конечно, цветы жизни. Но садовники у них порой бывают очень свирепы. И, наверное, разумно было бы изначально обозначить определенный участок пляжа как детский.

mar90001.jpg

mar90002.jpg

mar90003.jpg

Что касается самого моря, то оно теплое и мелкое. Поэтому с волнорезов нырять не рекомендуется. Можно проверить крепость собственного черепа. Зато бродя по волнам бог знает в скольких метрах от берега, чувствуешь себя почти что Иисусом.
— Молодая, сладкая, горячая… — голосом сутенера кричит бредущий по пляжу загорелый до черноты мальчишка с огромным пластиковым ведром в руке. — Молодая, сладкая, горячая… кукуруза!
И я вспоминаю детство. Ничего не изменилось. И мальчишка, как кажется, все тот же — так никогда и не выросший. Я хочу купить кукурузу, но у меня не оказывается мелких денег. Вообще надо сказать, что мелкие купюры — оказались довольно серьезной проблемой. Банкоматы и обменные пункты чаще всего выдают банкноты по 500 гривен. По сути, не такие и крупные — около двух тысяч рублей. Но и с ними очень трудно, что называется, разъехаться не только с продавцом кукурузы, но зачастую даже на кассе в гипермаркете.
Еще одно впечатление — очень чистые и ухоженные машины. Доходы в Мариуполе заметно ниже, чем в Мурманске. Поэтому за автотранспортом следят, его чистят, моют и холят. А у нас, как говорится, досталось ахом — пошло прахом.
Зато водят здесь жутко. Как на проселочной дороге, не взирая на всякие-разные правила дорожного движения и старательно, но непонятно для чего нанесенную везде дорожную разметку. Развернуться через двойную сплошную или откровенно проехать на красный — в порядке вещей. От аварий спасает то, что движения, если сравнить с нашим, нет никакого. Бензин стоит свыше сорока рублей за литр, поэтому по пустякам люди не ездят. Да и скорости из-за уравновешенности здешнего населения — детские. Плачьте, о мурманские гаишники! В Мариуполе вслед едущему на скорости шестьдесят километров в час говорят: «полетел». В общем, здесь любой мурманчанин за рулем почувствовал бы себя не просто мачо, а супермачо.
— Не надо, не надо пристегиваться! У нас за это не ругают, — снисходительно объясняет мне таксист еще по приезду, когда я пытаюсь найти ремень безопасности. И я как-то сразу понимаю, что я — дома, в родном Мариуполе. Генетическая память срабатывает моментально. И больше во время отпуска я при поездках на такси о ремнях не вспоминаю.
Только в центральной части города разбиты с полдюжины прекрасных парков. По вечерам здесь гуляют парочки. Глядя на них, меня не покидает чувство некой дисгармонии. Дело в том, что девушки к выходу в свет наряжаются, делают вечерний макияж и прически, надевают нарядные платья и туфли на умопомрачительных каблуках. Молодые люди при этом сплошь одеты в трусы в цветочек, майки-алкоголички и сланцы. Складывается впечатление, что заполучить хоть какого-то мужчину здесь невероятно сложно и престижно. Так, наверное, прекрасная роза с нетерпением и трепетом ждет, когда на нее лениво вспрыгнет какой-нибудь пучеглазый шмель с кривыми волосатыми ногами.
Девушек откровенно жалко. Им хочется помочь всеми имеющимися силами. Но за мной пристально приглядывает моя собственная половинка. И мы идет ужинать в пиццерию. А завтра — снова на пляж. На будущий год точно опять приеду. А любителям вояжей в дальнее зарубежье могу сказать только следующее: ну и «на шо» мне ваш берег турецкий?