В Мурманске чайник кипит быстрее.

Опубликовано Опубликовано в рубрике энергетика

gaz.jpgСколько раз я замечал: приезжаешь куда-нибудь в среднюю полосу или на юг, ставишь на газовую плиту чайник и он закипает гораздо медленнее, чем у нас, в Мурманске. Признаться, списывал я это всегда на свой субъективизм. Ну, знаете: дома и стены помогают, на родине небо голубей и трава зеленей… Но, как оказалось, мое замечание было абсолютно объективным. Все дело в том, что, как объяснил мне генеральный директор ОАО «Мурманоблгаз» Александр Черненко, теплотворная способность пропан-бутана, который используется у нас, в три раза выше, чем у природного газа. Так что чайник в Мурманске действительно закипает значительно быстрее.
Наш разговор состоялся накануне профессионального праздника газовиков. Собственно говоря, «Мурманоблгаз», этот самый газ, конечно же, не добывает. Организация эта — газораспределительная. В значительной степени относящаяся к коммунальной сфере. Но, подчиненная в настоящее время Минэнерго РФ, она справедливо ощущает себя единым целым со всем газовым сообществом страны.
Пик пришелся на семидесятые
Обслуживает «Мурманоблгаз» всю нашу область. Головное предприятие находится в областном центре. В Кольском районе, Кандалакше, Апатитах и Североморске действуют филиалы, обслуживающие, естественно, не только эти города, но и прилегающие к ним территории. Справедливости ради надо заметить, что в нескольких ЗАТО есть свои газовые службы, так уж исторически сложилось.
Но вернемся к «Мурманоблгазу». В настоящее время здесь работает без малого 750 человек. Основная, профильная специальность, конечно же, слесарь по эксплуатации и ремонту газового оборудования. Но есть и инженерный персонал, бухгалтеры, шоферы и так далее. В общем, все, как положено для крупного предприятия. А хозяйство у него немалое: свыше 130 тысяч газифицированных квартир, 200 километров наружных газопроводов и более 2500 резервуаров для хранения газа.
Чтобы понять нынешнее состояние дел в «Мурманоблгазе», необходимо вернуться в прошлое. Предприятие было создано в 1958 году. Наша область была далека от действовавших газовых и нефтяных месторождений. Трубопроводы сюда тоже не доходили. Поэтому решение по созданию здесь газового хозяйства было фактически чисто волевым, политическим. Так уж решили тогда партия и правительство. Дело в том, что при добычи нефти выделяется много попутного газа, который решили не сжигать, а сжижать и возить к нам, на Кольский полуостров, в железнодорожных цистернах. Дело это было убыточным. Но во времена плановой экономики эту самую экономику не особо уважали. Населению газ обходился в сущие копейки. Разницу между стоимостью его производства и ценой продажи компенсировало государство.
— В ноябре будет тридцать три года, как я здесь работаю, — вспомнил Александр Черненко. — Так вот, мне запомнилось, когда я в первый день вышел на работу, в коридоре висели плакаты: «мы достигли такой-то плановой убыточности». Главное было дать газ в дома, а экономику тогда не считали…
Вплоть до середины семидесятых годов предприятие постоянно развивалось. Шла массовая газификация как старого, так и вновь возводимого жилого фонда.
Пик реализации газа пришелся на 1979-й год. Тогда Мурманск ждал, что станет полумиллионным городом, а население области, если считать с военными, приближалось к полутора миллионам.
— В те годы мы реализовывали населению 27 тысяч тонн газа в год, — продолжил мой собеседник, — и раздумывали над тем, чтобы увеличить мощности по хранению газа. Но тут на уровне руководства области было принято решение ставить в новые дома электрические плиты. Электроэнергия считалась более безопасной и дешево стоила. А затем начался и отток населения…
Переход на рыночные рельсы
Переход экономики страны к рынку поставил «Мурманоблгаз» в очень сложное положение. Все стали учиться считать деньги. А что тут насчитаешь, если, несмотря даже на свою более высокую теплотворную способность, нефтяной газ в десятки раз дороже природного? А «трубы» у нас как не было, так и нет.
Ситуацию усугублял ряд других обстоятельств. Во-первых, в семидесятые и даже восьмидесятые годы в том же Мурманске велись масштабные стройки. А строители газ использовали для сушки помещений в зимнее время. В девяностые строительный рынок ждал полный коллапс. Во-вторых, начался уже упомянутый выше отток населения с Севера.
— В свое время наши сети по всей области были рассчитаны на потребителей газа порядка 450 тысяч человек, — пояснил Александр Черненко. — А потребителей с тех пор стало значительно меньше. Сейчас — около 250 тысяч, даже немного меньше. А затраты-то на инфраструктуру остаются прежними. И все они ложатся в цену газа. Отсюда и высокая его себестоимость. Это притом, что тариф для нас устанавливает государство.
В общем, убытки (теперь их называют выпадающими доходами) у «Мурманоблгаза» по-прежнему есть. Порядка 28 миллионов рублей в год. Их компенсирует областной бюджет. Вроде все бы и ничего, но помимо убытков существует еще проблема неплатежей — как населения, так и управляющих компаний. Вообще говоря, признался мой собеседник, с УК работать было очень тяжело. Газовики подавали на них в суд, возбуждались дела, но особого толку от этого не было. Действовавшее тогда законодательство оставляло нерадивым коммунальщикам много лазеек. Скажем, управляющие компании текущими платежами населения закрывали старый долг по решению суда, и тут же начинали копить новые долги. Поэтому сейчас «Мурманоблгаз» фактически полностью перешел на прямые платежи населения.
— Активную претензионную работу мы начали в сентябре прошлого года, — рассказал Александр Черненко. — Ежедневно из судов приходят целые пачки исполнительных листов. Мы хорошо разработали схему взыскания долгов. Только с начала этого года поданы сотни исков на шесть с половиной миллионов рублей. Около 2 тысяч квартир отключены от газоснабжения за долги. И часть этих средств уже заплачена или взыскана судебными приставами.
За счет этого сбор платежей улучшился. Долги мало-помалу сокращаются, хотя все равно остаются значительными. Управляющие компании не работали с задолженностью населения. Чтобы понять масштаб, приведу пример: у одного неплательщика долг зашкалил за 140 тысяч рублей. Сколько же лет он не платил за газ? Пока есть такие люди, финансовое положение «Мурманоблгаза» остается очень сложным.
— Но несмотря ни на что мы очень большое внимание уделяем вопросам безопасности, — отметил генеральный директор предприятия. — Главное в нашей работе — не допустить аварий и несчастных случаев. Во многих других регионах, мы знаем, такое, к сожалению, случается.
«Мурманоблгаз» остается у нас монополистом по ремонту и установке газовых плит и счетчиков. И, как говорится, слава богу! Ведь подобные работы требуют высокого профессионального уровня, которого работникам этого предприятия не занимать.
Выход на «автономку»
— Мы находим новые рынки сбыта своего газа, — продолжил беседу Александр Черненко. — Один из них — системы автономного газоснабжения. Несмотря на то, что газ доставляется к нам издалека, обеспечить с его помощью теплоснабжение частных коттеджей, производственных помещений, торговых центров и любых других отдельно стоящих зданий, к которым порой сложно подвести коммуникации, оказывается выгодным. Такие примеры у нас, в частности, в Мурманске уже есть. Это новый для нас вид деятельности. Но его следует развивать. Ведь чем больше крупных потребителей у нас будет, тем медленнее будут расти цены на газ для населения.
А вот с возможностью установки газовых колонок, которые так популярны в тех же «хрущевках» в средней полосе, у нас дела обстоят сложнее. Наш жилфонд изначально построен в расчете на централизованную подачу горячей воды. Поэтому в домах нет дымоходов, рассчитанных на выброс продуктов сгорания при работе газовой колонки. Отчасти этот вопрос можно решать в так называемых «сталинках». Во многих из них есть возможность исправить соответствующим образом имеющиеся дымоходы.
Еще одно перспективное направление — газовые автозаправки. Одна такая есть в Кандалакше, еще одна — в Апатитах, две действуют в Мурманске. Конечно, этого мало. Но рынок пока не расширяется. Даже активная реклама не действует. Северяне не спешат устанавливать на свои машины газовое оборудование. С муниципальным транспортом тоже есть сложности. Дело в том, что наш нефтяной газ может заместить только бензин. В отличие от природного, который замещает и солярку. Так что большие автобусы, а они сплошь дизельные, на пропан-бутан не перевести. Но газовики все же ожидают в ближайшем будущем расширение рынка за счет легкового транспорта, а также автобусов средней вместимости, включая те же «маршрутки».
Все это — так сказать, синица в руках. Безусловно, есть и более отдаленные, но и гораздо более заманчивые перспективы. Скажем, переход на сжиженный природный газ. За счет новых технологий его стоимость постоянно снижается, и его можно было бы доставлять к нам либо автовозами из карельской Кондопоги, либо даже танкерами-газовозами с Ямала, где сейчас строится завод по производству СПГ. Ну а там, возможно, и Штокман подоспеет, но реализация этого проекта сейчас заморожена на неопределенный срок. Правда, все эти решения, конечно, стратегические. И приниматься они должны на федеральном уровне.