Трагедия Фукусимы. У нас такое невозможно?

Опубликовано Опубликовано в рубрике новости

fukusima.jpgВесь мир с тревогой и болью следит за тем, что происходит сейчас в Японии. Последствия разрушительного землетрясения усугубила технологическая катастрофа. События на АЭС «Фукусима-1» заставляют вновь и вновь задуматься о безопасности использования так называемого мирного атома. И все, кто переживает за тех, кто борется в эти дни с крутым норовом полуразрушенного реактора, с неизбежность задают себе один и тот же вопрос: не может ли нечто подобное произойти и у нас? Мы переадресовали его специалистам, по долгу службы связанным с атомной отраслью.
Василий Омельчук, директор Кольской АЭС:
— Российские атомные станции работают в штатном режиме. Но мы получили указание максимально проанализировать все мыслимые и немыслимые сценарии, которые могут повлечь какие-то последствия. Речь идет об анализе, который касается запроектных аварий. Что касается событий на японской станции, то для России непосредственных последствий от аварии не предвидится. И расстояния очень большие, и выбросы там не настолько масштабные, чтобы могли бы представлять угрозу для нашей страны.
Но вообще на «Фукусиме» все очень серьезно. Для прогноза у нас не хватает данных. Это не наши реакторы, не наши проекты. И я с ними не знаком. Вопросов, конечно, очень много. Все эти дни и я, и наши специалисты анализируем ситуацию. И мы многого не понимаем: как, например, могло случиться, что нет воды для охлаждения топлива? Мы все свои сценарии просмотрели — у нас такое невозможно.
Реакторы у нас совсем другие, тепловая схема двухконтурная. Реакторы такого типа способны выдержать подобное воздействие и обеспечить охлаждение активной зоны при отсутствии любых источников внешнего электроснабжения в течение 24 часов. Такие ситуации бывали. Например, во время землетрясения в Армении магнитудой около 8 баллов. И АЭС при этом продолжала работать. А реакторы подобного же типа стоят и на Кольской АЭС.
У нас то, что произошло в Японии, даже при самом неблагоприятном стечении обстоятельств невозможно. У нас не сейсмичный регион. Наша станция расположена в районе, где проектные землетрясения составляют 4 балла и максимальное расчетное — 5 баллов. Соответствующие обоснования и заключения, в том числе и Института физики Земли РАН, имеются.
Андрей Золотков, руководитель общественной организации «Беллона-Мурманск»:
— Думаю, что сегодня даже многие специалисты атомной промышленности не смогут предсказать развития ситуации на какой-либо атомной станции. Потому что события, которые произошли в Японии, в инструкциях по ядерной и радиационной безопасности находятся в рамках гипотетических. И я до Фукусимы тоже не верил в такое. Но оказывается, что стечение природных обстоятельств может привести к ситуации, когда произойдет расплавление активной зоны. И даже тот объект, который, казалось бы, вызывал наименьшее беспокойство — я говорю о хранилище отработанного ядерного топлива, которое есть и на Кольской АЭС, — может представлять сумасшедшую опасность.
Я отлично понимаю, что мы все сидим на атомной игле, и от нее мы не откажемся. Такова сегодня ситуация. Но отношение к атомной энергетике будет пересмотрено. Кажется, академик Сахаров сказал, что безопасная атомная энергетика — эта та атомная энергетика, которая находится под землей. И я теперь с этим полностью согласен.
Андрей Глаголев, директор Центра мониторинга состояния недр на предприятиях госкорпорации «Росатом» ФГУП «Гидроспецгеология» (Москва):
— Начну с того, что реакторы у нас совсем другие. Но я представляю геологическую организацию. Мы относимся к министерству природных ресурсов и экологии. Поэтому технологическую часть — строительство и эксплуатацию атомных станций — я опущу. В геологическом же плане район Тихоокеанского пояса и район расположения Кольской АЭС — совершенно разные, с совершенно разной тектонической активность. Там достаточно молодая тектоническая зона, а Кольский полуостров к таковым не относится. Поэтому сейсмических причин для аварии сопоставимых размеров по геологическим признакам и характеристикам здесь просто быть не может.
Андрей Абрамов, заместитель главного инженера — начальник управления спецпроизводства ФГУП «Атомфлот»:
— За 52 года деятельности атомного ледокольного флота у нас не было никаких сколь бы то ни было значимых инцидентов. В настоящее время наше предприятие также задействовано в перевалке отработанного ядерного топлива, ввозимого с исследовательских реакторов, которые были построены при Советском Союзе за рубежом, и топлива, которое вывозится по нашим обязательствам из стран Европы. В этой цепочке мы занимаемся перевалкой топлива с морского на железнодорожный транспорт для дальнейшей отправки его на переработку. Сама перевалка осуществляется при обязательном контроле службы радиационной и ядерной безопасности предприятия.
Станции в Японии строили американцы. И сейчас оценивать технические решения — их и наши — достаточно некорректно. Естественно, что анализ результатов аварии на АЭС «Фукусима-1» будет проведен. И определенные выводы будут сделаны. Потому что наше предприятие тоже находится на берегу моря. И вопросы, связанные с возможностью затопления, присутствуют. Но, скажем, затопление территории предприятия при прорыве плотины Туломской ГЭС — одна из штатных аварийных ситуаций, которые рассматривались еще при проектировании наших объектов. И никаких катастрофических последствий это не вызовет.

Кольская АЭС генерирует около 60 процентов электроэнергии, производящейся в регионе. В последние годы выработка превышает 10 миллиардов кВт/ч. Источником тепловой энергии служит водо-водяные реакторы типа ВВЭР-440 тепловой мощностью 1375 МВт, работающие на тепловых нейтронах. В качестве замедлителя и теплоносителя используется раствор борной кислоты с водой под давлением 12,5 МПа. Топливом служит слабо обогащенный уран. Четыре энергоблока КАЭС введены в эксплуатацию в период с 1973 по 1984 годы.
С 1972 года в районе станции ведется непрерывный радиологический контроль. В период 1993 по 2000 годы поэтапно вводилась автоматизированная система контроля за радиационной обстановкой. За все время наблюдений естественный радиационный фон в районе расположения КАЭС оставался в пределах нормы.
В ноябре 2010 года международная комиссия экспертов Ростехнадзора и Центра по ядерной и радиационной безопасности Финляндии (STUK) провела инспекцию Кольской АЭС. Эксплуатационная безопасность станции получила положительную оценку регулирующих органов двух государств, что было подтверждено в заключительном акте.
* * *
ФГУП «Атомфлот» расположено в двух километрах от северной границы города Мурманска и занимает территорию 17,2 гектара. Основной комплекс зданий и сооружений построен в 70-80-е годы прошлого века. Предприятие предназначено для обеспечения эксплуатации и технологического обслуживания атомных ледоколов и судов вспомогательного флота. В 2008 году оно вошло в состав госкорпорации «Росатом». С 28 августа 2008 года ему переданы суда с ядерной энергетической установкой и суда атомного технологического обслуживания. Теперь на базе предприятия действует единый ледокольно-технологический комплекс гражданского атомного флота России.
В настоящее время в состав действующего флота входят шесть атомных ледоколов и атомный лихтеровоз-контейнеровоз «Севморпуть». В состав флота атомного технологического обслуживания входят две плавучих технических базы, спецтанкер для жидких радиоактивных отходов, судно дозиметрического контроля. В отстое находятся еще три атомных ледокола и две плавучие технические базы.
Базой ремонта и обслуживания атомного ледокольного флота является береговая промышленная структура предприятия. Она располагает всеми необходимыми производственными мощностями (площадь цехов — более 12,5 тысячи кв. м.
Система физической защиты предприятия отвечает всем современным международным требованиям по защите ядерных материалов. В вопросах мониторинга радиационного фона оно тесно сотрудничает с МАГАТЭ.