Сергей Новиков: спрос на наши технологии растет.

Опубликовано Опубликовано в рубрике персоны, энергетика

novikov.jpgМурманская область в большей степени, чем многие другие регионы страны, связана с атомной отраслью. На ее территории размещено немало крупных источников ядерной энергии. Вполне естественно, что перспективы развития и кадрового обеспечения этой сферы деятельности, вопросы радиационной безопасности, обращения и переработки радиоактивных отходов вызывают у северян особый интерес.
Мы уже рассказали об открытии на борту ледокола «Ленин» информационного центра по атомной энергии. В торжественной церемонии принял участие и директор департамента коммуникаций государственной корпорации «Росатом» Сергей Новиков. По ее окончанию он дал интервью для нашего сайта.
— Сергей Геннадьевич, в этом году 57 выпускников школ региона целевым набором направлены для обучения в вузы атомной отрасли. Обычно целевой набор свидетельствует о кад¬ровом голоде в той или иной сфере. Как обстоят дела с кадровым обеспечением в структуре «Росатома»?
— Я впервые слышу, что целевой набор свидетельствует о кадровом голоде. Скорее, наоборот — о разборчивости работодателя. За получение направления в тот же бывший МИФИ, который сейчас стал национальным ядерным университетом, надо побороться. С 2006 года конкурс в этот вуз увеличился в несколько раз. В прошлом году он составлял от пяти до восьми человек на место. Это дает возможность для серьезного отбора среди абитуриентов тех, чей уровень знаний и потенциал соответствуют требованиям будущего работодателя. Думаю, что тенденция здесь положительная. С учетом того, что президент и премьер-министр страны заявили о масштабной программе развития атомных энергетики и промышленности, молодые люди увидели в нашей отрасли перспективы. Строятся новые атомные станции, развиваются мощности по производству топлива, очевидна и зарубежная экспансия — спрос за рубежом на наши технологии растет.
— Зацеплюсь за слово «перспективы». Каковы они для Кольской АЭС? Будет ли строиться вторая очередь?
— Мне кажется, тут все понятно. Что бы ни говорили — смысл один: атомная станция бетонным памятником стоять не может. И вторая очередь Кольской АЭС будет строиться только тогда, когда появятся либо устойчивые потребители ее мощностей, либо дополнительные возможности передачи энергии по сетям за пределы Кольского полуострова, либо когда будут выводиться из эксплуатации существующие энергоблоки.
— Так хотя бы по замещающим мощностям есть определенность? Станция-то у нас не новая…
— Когда говорят, что энергоблоки Кольской АЭС старые — это субъективная оценка. Проводится их модернизация. И в настоящее время станция демонстрирует очень хорошие эксплуатационные показатели и показатели безопасности.
— Планируется ли возможность использования комплекса по переработке жидких радиоактивных отходов Кольской АЭС для переработки аналогичных отходов «Атомфлота»?
— Этот комплекс на Кольской станции рассматривается как модельный. Существуют сроки его опытно-промышленной эксплуатации. Как только все необходимые подтверждения и сертификаты будут получены, он, конечно же, может быть использован и для других предприятий отрасли. Но при этом все должно быть подтверждено экономическими расчетами. На «Атомфлоте» сейчас не так много жидких радиоактивных отходов. Так что однозначно ответить на ваш вопрос я пока не могу.
— На ФГУП «Атомфлот» при участии иностранных инвестиций создано временное хранилище отработавшего ядерного топлива. Срок хранения определен в пятьдесят лет. В конечном счете топливо должно быть отправлено на дальнейшую переработку. Однако на предприятии «Маяк» нет соответствующих мощностей и технологий. Как планирует «Росатом» решать эту проблему?
— Буквально в эти дни на предприятии — я имею в виду «Атомфлот» — идет перегрузка с судна отработавшего ядерного топлива, доставленного из Губы Андреева. В прошлом году подобные поставки были из Гремихи, с бывшей базы Военно-морского флота. Все это топливо идет на предприятие «Маяк», которое принимает его, хранит, утилизирует, что можно — перерабатывает. Поэтому со штатными облученными сборками самого «Атомфлота» проблем не вижу. Есть более насущные проблемы. Упомянутое вами хранилище еще далеко не заполнено и не выработало свой ресурс. Так что с этим вопросом можно повременить. Никаких проблем с точки зрения ядерной и радиационной безопасности там не существует. А пятьдесят лет — срок немалый. За эти годы многое может решиться.
— Распоряжением Правительства России 17 марта этого года ФГУП «Атомфлот» включено в перечень стратегических организаций. О чем это говорит? Ведь все объекты атомной отрасли и так, по сути, являются стратегическими.
— Совсем не факт, что все объекты атомной отрасли должны входить в список стратегических предприятий. Эти максималистские нормы, которые закладывались в семидесятые годы, во многом препятствовали развитию бизнеса. Скажем, в свое время законодательство определяло, что все делящиеся материалы и ядерные установки находятся в исключительной собственности Российской Федерации. Понятно, что это было сделано из благих побуждений. Но при этом существенно ограничило экспортный потенциал отрасли. Например, мы имеем сорок процентов мировых мощностей по обогащению урана. Но иностранное давальческое сырье, пересекая границы России, автоматически становилось нашей государственной собственностью. Сейчас эти нормы приведены в соответствие с целесообразностью. Но в случае с «Атомфлотом» — все ясно. Это действительно стратегическое предприятие, которое не может быть приватизировано или отчуждено у государства в той или иной степени. Поэтому включение его в список стратегических абсолютно обосновано.