Единственный — в двух лицах.

Опубликовано Опубликовано в рубрике скандал, экономика

saami011a.jpgВ обществе с ограниченной ответственностью «Саами» всегда был единственный участник. Проблема в том, что сейчас он представлен сразу в двух лицах. Первого «единственного» зовут Инна Гусенкова, второго — Арам Барсегян. Впрочем, насчет того, кто из них первый, кто второй, они, похоже, тоже готовы спорить до бесконечности. А виновницей возникшей путаницы стала некая Сакып Бакирова, объявленная во всероссийский и международный розыск. Теперь-то вам все понятно? Нет? Тогда попробую объяснить подробнее.

ЧЕХАРДА ПЕРЕПРОДАЖ
Рыболовецкую компанию «Саами» основал известный в Мурманске бизнесмен Владимир Гусенков. После смерти предпринимателя владельцем компании стала его вдова Инна Гусенкова. Пока все понятно. Сложности начинаются дальше.
Весной 2007 года «Саами» в течение нескольких дней дважды сменила владельца. Сначала Инна Гусенкова продала «мужнино добро» сотруднице компании Сакып Бакировой. А та, спустя чуть ли не считанные часы, перепродала его Араму Барсегяну.
Впрочем, стоп, стоп, стоп! Инна Гусенкова затем отказалась от факта продажи компании Бакировой. И заявила, что документы на собственность Бакирова подделала. Против последней тут же возбудили уголовное дело по факту мошенничества. Хотя, вполне возможно, что сама Сакып Сериковна об этом до сих пор просто не знает. Ведь из Мурманска она отбыла в неизвестном направлении. Надо полагать — с деньгами, полученными от господина Барсегяна за продажу ООО «Саами».
Так хоть бы ручкой помахала на прощание Инне Гусенковой и Араму Барсегяну. Пожелала бы чего. Мол, живите в мире. Вас теперь двое — единственных. Так нет же. Вот мира и не получилось.
Оба «единственных» моментально обзавелись собственными генеральными директорами, между которыми, как нетрудно догадаться, также доброжелательных отношений не возникло.
В июне прошлого года пресс-конференцию провел генеральный директор по версии Инны Гусенковой Сергей Цыганов. Он обвинил Барсегяна в рейдерском захвате фирмы, а таинственно исчезнувшую госпожу Бакирову — в мошенничестве.
На днях свою пресс-конференцию организовал генеральный директор «Саами» от Арама Барсегяна Сергей Шалыгин. Он… Но обо всем по порядку.

 saami011a.jpg

Сергей Шалыгин.

ДЕЛО ЕСТЬ, СУДА НЕТ
— В отношении Бакировой возбуждено уголовное дело, — подтвердил Сергей Шалыгин. — Но в суд оно так и не направлено. Барсегян привлекается по этому делу в качестве свидетеля.
Собственно говоря, установление истины в вопросе, является ли Сакып Бакирова добросовестным приобретателем ООО «Саами» или завладела компанией по подложным документам, является краеугольным камнем во всей этой истории.
Если суд решит, что госпожа Бакирова купила фирму Инны Гусенковой на законных основаниях, безусловным владельцем «Саами» станет Арам Барсегян. А вот если суд вынесет решение о том, что сделки между Гусенковой и Бакировой не было и что последняя завладела компанией в результате мошенничества, Арам Барсегян станет жертвой этого мошенничества, но никак не владельцем «Саами».
Но — и это тоже очень важный момент — признать Бакирову мошенницей может только суд. Пока его решения нет, согласно презумпции невиновности, Сакып Бакирову следует считать добросовестным приобретателем компании, а Арама Барсегяна — ее законным владельцем. Соответственно, генеральным директором компании должен быть человек, назначенный этим владельцем. Конкретно — Сергей Шалыгин.
Но тут на сцену выходит фигура «другого» генерального директора. А именно, Сергея Цыганова.
— Речь идет об имущественном споре между Инной Гусенковой и Сакып Бакировой, а также между Гусенковой и Барсегяном. Сергей Цыганов никогда не являлся в обществе учредителем. И никаких его имущественных прав эти споры не затрагивают, — подчеркнул Сергей Шалыгин.
— 9 января этого года у Цыганова закончился срок действия трудового договора с ООО «Саами», заключенный еще с Инной Гусенковой, — продолжил Сергей Шалыгин. — Еще в октябре 2008 года Барсегян уведомил Цыганова, что не намерен продлевать с ним трудовые отношения. 3 февраля 2009 года генеральным директором был назначен я. А 23 марта Арбитражным судом Мурманской области Цыганову было запрещено действовать от имени общества с ограниченной ответственностью «Саами» как генеральному директору. Соответствующий судебный акт у меня есть.
Однако, похоже, что сам господин Цыганов с этим в корне не согласен. По словам Шалыгина, он забаррикадировался в офисе ООО «Саами» на улице Подгорной. И представителей «команды-соперницы», проще говоря, людей, представляющих интересы господина Барсегяна, туда не пускает ни под каким видом.
Для охраны офиса, опять же, по словам Шалыгина, привлечено частное охранное предприятие. А в офисе, между прочим, находятся средства связи с капитанами судов, находящимися на промысле. Дальше — известно: в чьих руках мосты, телеграф и телефон, тот и командует.
У КАЖДОГО СВОЯ ПРАВДА
А к «командованию» Цыганова у Шалыгина есть весьма серьезные претензии.
— Рыбопродукция, вылавливаемая судами компании, продавалась по заниженной цене, — утверждает Сергей Шалыгин. — Документы, подтверждающие эти факты, есть. Цена определялась исходя из того, чтобы поступающих на счета компании денежных средств было достаточно лишь для выплаты заработной платы работникам «Саами», внесения налоговых и иных платежей в бюджет. С учетом того, что квота вылова водных биоресурсов у компании составляет несколько тысяч тонн трески и пикши, ущерб для самой компании и для государства исчисляется десятками миллионов рублей.
Впрочем, зарабатываемых «Саами» денег хватает, по словам Шалыгина, еще и на дивиденды, выплачиваемые Инне Гусенковой. В среднем, по данным, приведенным Шалыгиным, — по 2,5 миллиона рублей в год. Скажем так: не густо. Но Арам Барсегян не получает даже этого.
Обвинения господина Цыганова в неких махинациях с ценой и сбытом рыбопродукции оставим на совести Сергея Шалыгина. Столь серьезные претензии требуют столь же обоснованных доказательств. В противном случае, они могут считаться клеветой с соответствующими судебными перспективами. Надо полагать, что у Шалыгина эти доказательства есть, и, в случае чего, в суд он их предоставит. Тем более что судиться с Цыгановым ему не привыкать.
Сейчас речь о другом. Позицию Гусенковой и Цыганова понять тоже можно. Чье имущество «Саами» — фактически пока вопрос спорный. И каждая из сторон справедливо опасается, что вторая сторона, завладев хотя бы на время возможностью распоряжаться этим имуществом, тут же спустит его с рук. А потом — суди не суди, а уж нет ничего.
Сейчас реальные бразды правления фирмой находятся в руках Гусенковой и Цыганова. И Шалыгин обвиняет их в попытках довести фирму до банкротства. А возьми он управление рыболовными судами в свои руки — не посыплются ли точно такие же обвинения в его адрес со стороны того же Цыганова? Ведь нельзя исключать вариант, при котором суд все же признает Сакып Бакирову мошенницей, а Инну Гусенкову — законной владелицей «Саами».
Пока же общество с ограниченной ответственностью живет странной жизнью. Один его «единственный» участник получает скромные дивиденды. Другой — не менее «единственный» — не получает ничего, безуспешно пытаясь пробиться в офис компании. А таинственную госпожу Бакирову — то ли мошенницу, то ли честную труженицу — ищут по всему миру правоохранительные органы.